Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Category:

В текстах сурожского еретика видны следы духовного и интеллектуального повреждения

Уже в который раз, читая митрополита Антония Сурожского, я задаюсь вопросом: что он вообще несет? Это какой-то абсурд, изложенный к тому же очень корявым языком. В работе «Служение христианина в секулярном обществе» сурожский еретик дошел до того, что предложил создать богослужение для чутких людей, в котором главным будет молчание. Как нормальный, неповрежденный интеллектуально и духовно человек, может воспринимать такие идеи всерьез и считать митрополита Антония светочем православия?


Довело сурожского еретика до таких бедственных литургических идей неправильное понимание самой сути православия. В начале статьи «Служение христианина в секулярном обществе» митрополит Антоний говорит: «Следует помнить, что как нам ни дороги, как ни полны смысла классические и традиционные формы богопочитания, они не единственны, что Церковь выработала их постепенно, что они являются выражением ее знания, опыта Бога и ее способность выражать и передавать этот опыт и знание, выражать также те чувства и состояния сознания души, какие пробуждает это знание Бога. Но от поколения к поколению вполне законно могут быть выработаны новые пути, они полны новизны, но столь же подлинны как прежние»».

В этой фразе есть логическое противоречие: сурожский еретик говорит, что богослужения Церкви и дороги, и полны смысла, но их можно менять на такие же хорошие. Спрашивается, если богослужения хороши, то зачем их надо менять? Ведь меняют только то, что плохо. Вероятно, митрополит Антоний ввернул эти фразы только для того, чтобы ввести в заблуждение православных, чтобы показать им, какой он истинный и ревностный христианин. А после усыпления бдительности сурожский еретик переходит к тому, что начинает рыть яму, в которой хочет похоронить нашу православную Церковь.

В той фразе митрополита Антония, которую я процитировала, говорится, что люди Церкви сами, в течение столетий приобретали опыт в богопочитании, а потом излагали его в богослужебных книгах. Но это ложь. Все православное учение, в том числе богослужебная практика была дана Богом людям. В Катехизисе святителя Филарета Московского говорится: «Учение православной веры мы черпаем из Откровения Божественного. Под наименованием «Божественное Откровение» разумеется то, что Сам Бог открыл людям, чтобы они могли право и спасительно веровать в Него и достойно чтить Его». Под «достойно чтить Его» как раз подразумеваются формы богопочитания, чины богослужений. Известно, что чин литургии передал Сам Христос апостолу Иакову, а каноны, читаемые на утрени, сообщал песнописцам Дух Святой. Архимандрит Рафаил (Карелин) сказал в интервью священнику Георгию Максимову: «Догматика, литургика (то есть чины богослужений), обряды и каноника Церкви восходит к первоначальному Откровению».

Там же митрополит Антоний сказал, что в богослужебных текстах люди выразили «те чувства и состояния сознания души, какие пробуждает это знание Бога». Так мог сказать только человек, который не понял и не прочувствовал ни одного богослужебного текста. На самом деле в них нет абсолютно ничего человеческого. Там реалии не нашего, неземного мира. На всенощном бдении духовно здоровый человек может попадать духом в неземной мир и в метафизический план церковных праздников, а во время литургии он уже оказывается у престола Самого Бога.

Ничего в богослужебных текстах менять нельзя, потому что ни один человек не может улучшить то, что дал Бог. Архимандрит Рафаил (Карелин) сказал в интервью священнику Георгию Максимову: «Богослужебные ритуалы – это символический язык Церкви и разрушение традиционных церковных форм не только обедняет, но искажает само содержание». То есть если в РПЦ изменят чины богослужений, в этой поместной Церкви погибнет православие, и мы получим новую лжецерковь.

А это то, что митрополит Антоний предлагает создать после уничтожения наших богослужений: «Я хотел бы сказать гораздо больше, чем сейчас могу, о том, в каких направлениях, как мне представляется, можно думать о реформе, вернее, о создании из недр церковного опыта не только личного, частного богопочитания, но и литургического богопочитания. Скажу лишь о немногом. Во-первых, если Бог уже в нашей среде, если мы составляем вместе с Ним таинственное общество и непостижимо таинственное тело, тогда, по существу, что касается Церкви, мы можем безмолвно пребывать в этом сознании, поклоняясь в истине и в духе (Ин 4:23). Во-вторых, Церковь состоит не только из тех, кто способен на такое поклонение, и, конечно же, не только из людей, способных воспринимать то, что несет молчание, и безмолвно понять то, что может сказать молчание. Церковь могла бы развить по меньшей мере два, а то и три типа богослужения. Одно для тех, кто чуток, способен участвовать в богослужении, где главное – молчание, где действия и слова являются символами, уводящими от себя к сердцевине молчания, в которой живет и действует Бог (попытки, которые в этом направлении делались, я нахожу содержательными и обогащающими). И на другом краю спектра – богослужения, которые не только являются способом быть и воспринимать воздействие свыше, но также предназначены передать тем, для кого молчание слишком глубоко, непонятно, – передать жестами и словами – то, что в молчании содержится полнее, чем в каком бы то ни было слове или жесте».

Я лично не понимаю, что здесь говорится. Я понимаю, что говорили отцы, понимаю, о чем рассуждал Спиноза, я даже понимаю, о чем писал Джеймс Джойс в «Улиссе», но данный текст совершенно недоступен для моего понимания. Значит, дело не во мне, а в сурожском еретике. Я не могу уразуметь, что это за люди, которые способны «воспринимать то, что несет молчание, и безмолвно понять то, что может сказать молчание». Если человек, стоящий напротив меня, будет молчать, я не смогу понять, что несет его молчание. А что значит «безмолвно понять»? К счастью, Господь нас так устроил, что мы всегда думаем молча, мозгами, а не речью. И я даже не представляю, как будет выглядеть богослужение, где главным будет молчание. Люди будут сидеть и слушать тишину? Тем более, что дальше сурожский еретик, пытаясь пояснить свою мысль, еще больше ее запутывает: говорит, что в этом молчаливом богослужении действия и слова будут символами. То есть, вероятно, участники службы будут произносить слова, то есть говорить. Но это ведь противоречит тому, что богослужение будет молчаливым.

Кстати говоря, в этом высказывании митрополита Антония есть один подозрительный момент. Он предлагает ввести два типа богослужений: для посвященных и непосвященных. Здесь уже попахивает масонством с его разделением мира на посвященных и профанов, а также каббалой – системой тайных оккультных знаний для посвященных (моя статья «В книгах митрополита Антония Сурожского содержится тайное учение каббалы» находится здесь»).

Алла Тучкова, журналист

Для тех, кто хочет поддержать меня материально, вот номер моей карточки Сбербанка: 5336 6902 3961 1645 Зарабатывать деньги в пропагандистские и пустословные светские СМИ или в православные модернистские СМИ я не пойду.

Tags: ересь модернизма, митрополит Антоний Сурожский
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author