Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Category:

Преподобный Серафим Саровский не всех к себе пускал и некоторых не прощал

Митрополит Антоний Сурожский, как и прочие еретики-модернисты, пытается представить святых какими-то слащавыми и наивными людьми, любившими всех без разбора. Он утверждает, что преподобный Серафим Саровский каждого человека видел как икону и всех радостно приветствовал. Это не так. Преподобный Серафим Саровский не только сам избегал некоторых людей, но и своих учеников призывал не общаться с ними.

На фото: дальняя пустынька преподобного Серафима Саровского


Фантазии сурожского еретика

В тексте «О молитве Господней», составленном на основе выступлений сурожского еретика, в разделе «Ответы на вопросы» приводятся такая фраза митрополита Антония: «Святые умели посмотреть на грешника, то есть на нашем языке – на преступника, на негодяя, на врага, назовите как угодно, и все-таки увидеть в нем красоту. Скажем, к преподобному Серафиму Саровскому приходили не только благочестивые люди, приходили и самые неприглядные, и он каждого встречал словами: «Радость ты моя!» Потому что каждого он видел как икону – поврежденную, но как икону, как святыню. Так духовник должен относиться к духовным детям, так же мы, христиане, можем – должны! – относиться, каждый в свою меру, к любому человеку, кто к нам приходит, кого мы встречаем».

Святые били и убивали людей

Святые не являются однородной массой. И те черты характера, которые были присущи одной группе святых, не всегда присутствовали у святых другой группы. Святители, то есть архиереи, ревностно боролись за души своих словесных овец и с дьяволом, и с его приспешниками – еретиками, раскольниками, колдунами и язычниками. Доходило даже до рукоприкладства – так, святитель Николай Чудотворец ударил по лицу еретика Ария во время заседания первого Вселенского собора. И до смертоубийства доходило. Святитель Лев Катанский после того, как один колдун заставил своим чародейством христиан топотать в храме во время богослужения, вывел его из церкви и сжег на костре. Правда, справедливости ради надо добавить, что святитель Лев до этого долго пытался наставить колдуна, страшно вредившего людям, на путь истинный при помощи словесных внушений. К тому же с этим чародеем ничего не могла сделать и светская власть – как-то раз его привели на казнь, а он обольстил воинов при помощи волхований и скрылся.

Некоторые мученики обзывали мучителей кровопийцами, сынами дьявола и псами. А мученик Нестор по благословению великомученика Димитрия Солунского убил язычника Лия, убивавшего христиан на арене цирка.

Мне кажется, что вряд ли мученики и святители видели красоту в тех людях, которых они поносили, ударяли или убивали. Я думаю, святители и мученики смотрели на них, как смотрит на таких тяжких грешников Бог во время исполнения Своих правосудных и справедливых приговоров. В Ветхом завете полно мест, где описывается, как Господь после произнесения Своих грозных приговоров уничтожал грешников в огромных количествах. Ведь у Бога есть не только любовь, но и справедливость, о чем не желают знать митрополит Антоний и другие модернисты. Поэтому и у учеников Христовых есть не только любовь, но и справедливость.

Преподобный Серафим советовал не общаться с послушником Иваном

Великая незлобивость, кротость и огромная любовь к людям были присущи лику преподобных, то есть святым монахам. До нас дошли рассказы о том, как некоторые преподобные из-за излишней доверчивости к людям были обманываемыми. Но до нас также дошли рассказы о том, как святые монахи не только укоряли грешников, но и изгоняли их, и прерывали с ними всякое общение.

И преподобный Серафим Саровский, вопреки утверждению митрополита Антония (Блума) принимал отнюдь не всех посетителей. В книге священномученика Серафима (Чичагова) «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», составленной на основе воспоминаний людей, общавшихся с преподобным Серафимом, говорится в главе 15-й: «Однажды приехал помещик, желая на обратном пути из Крыма получить благословение о. Серафима. Он объяснил, что уже раз был в Сарове, но не сподобился видеть старца. Все видели, как он во время обедни на коленях и со слезами молился пред образом Божией Матери, а потому предполагали, что этот помещик – благочестивый человек. Отец Серафим был в пустынке, и помещику дали провожатым одного послушника, который, подойдя и благословясь, доложил старцу, что такой-то помещик желает его благословения. Но о. Серафим, вместо благословения, ответил: «Я умоляю тебя, именем Господним, чтобы ты и впредь бегал таких людей; этот человек – притворщик. Он самый несчастный, самый потерянный человек». И не принял помещика.

А были истории и покруче. С одной женщиной преподобный Серафим так поговорил, что она после этого слегла и умерла. В 9-й главе рассказывается, что в женской общине, которую опекал преподобный Серафим, была одна сестра. Она мало выдавала другим хлеба, из-за чего некоторые голодали. Когда святой узнал об этом, он вызвал эту сестру и стал ее ругать. О том, как все это происходило, рассказывает свидетельница произошедшего: «Пришла она, и я в то время была у батюшки. Отец Серафим разгневался на нее и так страшно, строго и грозно ей выговаривал, что страх и ужас охватил меня. «Что это, матушка, – говорил он, – я слышу, ты вволю поесть не даешь сиротам!» – и пошел... А она-то так и сяк оправдывалась перед ним, объясняя, что-де начальница не велит и строго с нее спрашивает! А батюшка все свое: «Нет, – говорит, – нет, матушка, нет тебе от меня прощения! Так что ж, что начальница, не она моих сироточек-то кормит, а я их кормлю! Пусть начальница-то говорит, а ты бы потихоньку давала да не запирала, тем бы и спаслась! Нет, матушка, нет тебе моего прощения! Чтоб сиротам моим, как хочешь, а всегда бы хлебушко был и кушали бы они вволю! И делать того не моги!» Бедная сестра так и ползала на коленках у ног батюшки, но он со скорбью грозно говорил: «Сиротам хлеба не давать! – Нет, матушка, нет тебе от меня прощения!» С тем и ушел батюшка, не благословив сестру. Выговор этот, видно, так запал ей в душу, что, как пришла она бедная домой, вскоре начала хворать, зачахла и потом умерла».

Кроме того известно, что преподобный Серафим Саровский и сам избегал послушника Ивана Тихонова, который после его смерти бесчинствовал в женской общине, и другим советовал не иметь с ним общения. Приведу лишь несколько рассказов из 13-й главы, свидетельствующих об этом.

Это из воспоминаний Михаила Мантурова: «Бывая в Сарове, – говорит далее Михаил Васильевич, – и ничего не примечая еще дурного в Иване Тихоновиче, хоть никогда он мне не нравился, я по зову его заходил иной раз к нему напиться чаю. Раз спросил меня батюшка, где я был. «Пил чай у живописца тамбовского», – ответил я. «Во, радость моя! – воскликнул батюшка, – не ходи ты к нему никогда! Это во вред тебе послужит, батюшка! Ведь он зовет-то тебя не теплым сердцем, а чтобы от тебя чего выведать!». С тех пор я перестал ходить к Ивану Тихоновичу. Удивительно, как все знал и как берег нас батюшка!»

А вот воспоминание другого человека: «Старица Дарья Фоминична просила записать ее показание об отношении батюшки о. Серафима к Ивану Тихоновичу (тетрадь № 6, рассказ 40): «Раз, будучи с сестрами у батюшки в келье, – рассказала она, – заслышали мы чьи-то шаги. Батюшка быстро затворил дверь и, прислонясь к ней спиной, говорит нам тихонько: «Тс! Живописец идет!» Слышим, подошел Саровский послушник Иван Тихонов тамбовский, потолкался, потолкался, а мы все молчим... Видит, что заперта дверь, и ушел, а батюшка-то и говорит нам: «Вот, матушки, если он дождется вас и будет вам что говорить про деньги, то вы поклонитесь лишь молча да ничего ему и не говорите!» Пошли мы и действительно, как сказал батюшка, встретили Ивана Тихонова, который поджидал нас и сказал: «Деньги 50 рублей, данные батюшкой, это мои деньги, это я дал, так всем и скажите!» Но мы, помня приказ батюшки, лишь поклонились ему молча и пошли своей дорогой. В другой раз, когда Михаил Васильевич почему-то пригласил к себе Ивана Тихонова, а тот остался уже ночевать у него, мы в то же время были у батюшки, а он и говорит нам: «Во, матушка, каков живописец-то! Мишенька-то добром на денек взял, а уже он и ночь ночевал! Ведь уж он, матушка, как лапу-то впустит, так и не выпустит!».

Я не знаю, видел ли преподобный Серафим Саровский в послушнике Иване Тихонове красоту – этого до нас история не донесла. А то, что святой видел, что послушник Иван Тихонов как лапу впустит, так и не выпустит, до нас история донесла.

Так что картина, которую рисует митрополит Антоний, – это слащавый водевиль. Того, что он пытается представить своим слушателям, никогда не существовало ни в природе, ни в Священном писании, ни в Предании Церкви. В «Житиях святых» святителя Димитрия Ростовского святые предстают не как какие-то мечтатели, жившие в своем эфемерном мире и видящие кругом иконы Божии. Они предстают там как мужественные борцы не только со своими страстями и своею плотью, но и с дьяволом и его приспешниками. Любовь к людям у них была, но не в таких гипертрофированных и карикатурных формах, в каких это видится модернистам. Любовь у них соседствовала с беспристрастностью и трезвым взглядом на людей.

Алла Тучкова, журналист

Для тех, кто хочет поддержать меня материально, вот номер моей карточки Сбербанка: 5336 6902 3961 1645 Зарабатывать деньги в пропагандистские и пустословные светские СМИ или в православные модернистские СМИ я не пойду.

Tags: митрополит Антоний Сурожский
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author