Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Митрополит Антоний Сурожский систематически говорил о допустимости абортов

Я обнаружила, что митрополит Антоний (Блум) минимум три раза заявил в общественном пространстве, что аборты допустимы. Более того, он полагал, что некоторых детей убивать до рождения справедливо.


Первое высказывание

В «Вопросах брака и семьи», в разделе ответов на вопросы приводится такое высказывание сурожского еретика: «Разумеется, бывают случаи, когда аборт неизбежен, но эти случаи только медицинского порядка. Когда зачинается ребенок, который не может родиться, который будет уродом, который будет чудовищем, – да, в таком случае аборт допустим».

Тут митрополит Антоний говорит, что можно убивать во чреве детей, которые не могут родиться. Спрашивается: зачем убивать человека, если он сам по себе умрет и станет выкидышем? Зачем брать страшный грех на свою душу, который низведет тебя в ад, и зачем одновременно с этим наносить моральную травму неродившемуся ребенку? Ведь неродившиеся дети имеют только тело несовершенное, а душа у них такая же, как и у нас. Каково им видеть, что их убили собственные матери, а потом существовать с этим вспоминанием до Страшного суда?

Также здесь сурожский еретик выступает за абортирование детей-инвалидов, которых он называет уродами и чудовищами. Между тем, если эти дети родятся и их крестят, то у них появится шанс после земной жизни отправиться в Царство небесное. А если их абортируют, они уйдут в ад. Доказательств того, что убитые во чреве дети идут в преисподнюю, полно. Например, преподобный Паисий Святогорец видел место в аду, в котором находились абортированные дети.

Преподобная Синклитикия говорила, что дети, умершие во чреве, уходят в ад: «Мы живем на этой земле, как во второй утробе матери, чтобы родиться для неба. Младенцы, образовавшись совершенно в утробе матери, выходят на свет, а праведники, усовершенствовавшись здесь трудами при помощи благодати Божией, переходят на небеса. Грешники же, как младенцы, умершие в чреве, переходят из мрака в мрак. Они умирают на земле от яда греховного и по смерти низвергаются в темные и преисподние места» («Материкон», 114).

Второе высказывание

В тех же «Вопросах брака и семьи», в разделе ответов на вопросы, есть такое высказывание митрополита Антония: «Я знаю, что в некоторых медицинских случаях приходится прекратить жизнь ребенка, потому что иначе и ребенок, и мать погибнут, но это медицинская проблема. Когда, например, зарождается урод, который не может родиться или который может убить мать и себя, я глубоко убежден, что справедливо не дать ребенку родиться, если не будет ему дана возможность войти в жизнь, а не в полусмерть, не в погибель».

Здесь, как и во многих других трудах сурожского еретика, находится бессмысленный текст, а именно: «Если не будет ему дана возможность войти в жизнь, а не в полусмерть, не в погибель». Что это означает, совершено непонятно. Мало того, что митрополит Антоний часто нес подобную околесицу, так еще и его почитатели не смогли нормально отредактировать его устную речь. В общем, бездарь на бездаре едет и бездарем погоняет.

Если взять высказывание митрополита Антония в целом, то становится понятно, что сурожский еретик допускает абортирование тех детей, которые умрут вместе со своими матерями до своего рождения или во время рождения. Однако врачи очень часто говорят беременным, что умрут и они, и их дети. Когда же эти женщины не обращают внимания на их слова и не делают аборты, у них рождаются дети, и сами они остаются в живых. Поэтому если женщины, которым врачи скажут, что те умрут вместе с детьми, последуют этому пастырскому совету митрополита Антония, они могут убить тех детей, которые способны были бы родиться и долго прожить на земле.

Но даже если взять те случаи, когда мать действительно умрет с ребенком, то лучше ей умереть вместе с ребенком, чем выжить за счет его убийства. Убить другого человека ради того, чтобы выжить самому, – это позор и низость, недостойная высокого звания человека. В древности даже язычницы так не поступали со свими неродившимися младенцами. Древний грек Полибий писал во «Всеобщей истории»: «Жажда жизни и непомерная привязанность к ней – признак постыдного малодушия и низости». И он там же написал, что только рабам свойственно такое поведение, когда ради собственного выживания люди топят себе подобных: «При этом они даже не позаботились, как делают тираны, хоть чем-нибудь оправдать гнусное дело, но с самого начала действовали с таким бесстыдством и яростью, что уподобились рабам, у которых, как выражаются, и гибель младшего служит к питанию и поддержанию жизни для старшего».

А в Основах социальной концепции РПЦ сказано: «Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта». То есть аборт нельзя делать даже при внематочной беременности (моя статья об этом находится здесь). Лучше умереть от беременности, чем стать убийцей, а то и самоубийцей. До сих пор в российских больницах некоторые женщины умирают от абортов. Сейчас у нас отпевают всех подряд, но на самом деле отпевать женщин, умерших во время аборта, нельзя – они, также как и убийцы, погибшие во время совершения убийства, приравниваются к самоубийцам. Молиться о них в храмах нельзя, и никого облегчения в загробных муках им никогда не будет.

Как-то раз архимандриту Рафаилу (Карелину) задали вопрос: «Что делать, когда стоит вопрос, спасать жизнь ребенка или матери, рожающей его, если нет другого выбора и кто-то должен умереть?» Он на него так ответил: «Христианство – это жертвенность. Мать-христианка должна спасти жизнь ребенка, даже ценой своей жизни. За это мать получит вечную награду от Бога и прощение многих грехов на Страшном суде. А если умрет ребенок, то его душа, не искупленная и неосвященная Таинством Крещения, не увидит Бога. Убийство некрещеного ребенка лишает его вечной жизни; а жертва матери своей жизнью ради ребенка является мученичеством ради заповеди Христа, мученичеством, которое награждается в вечной жизни».

Третье высказывание

Это высказывание митрополита Антония довольно известное: «Я думаю, есть случаи, когда лучше бы ребенку не родиться на свет, чем родиться страшно изуродованным психически или физически. Когда думаешь: вот, родился ребенок… Пока он еще малюсенький, это еле заметно, но этот человек вырастет, ему будет двадцать лет, и тридцать, и еще столько лет, и в течение всей жизни ничего, кроме физической или психической муки, не будет. Имеем ли мы право присуждать человека на десятилетия психического и физического страдания потому только, что хотим, чтобы этот ребенок родился и был моим сыном, моей дочерью?». Это сурожский еретик сказал в беседе с протоиереем Сергием Гаккелем (текст беседы публикуется в двухтомнике «Трудов» митрополита Антония под заголовком «Вопросы медицинской этики»).

В ответ на сей выпад митрополита Антония я могу привести в пример живших в ХХ веке блаженную Матрону Московскую, блаженную Матрону Анемнясевскую, блаженную Валентину Минскую, преподобномученицу Марию Гатчинскую и преподобную Манефу Гомельскую. Все они в течении многих лет были инвалидами и испытывали физические муки. Однако эти женщины стяжали удивительные духовные дары. Они жили интересной жизнью и приносили пользу многим людям, а теперь находятся в Царстве небесном.

Алла Тучкова, журналист

Для тех, кто хочет поддержать меня материально, вот номер моей карточки Сбербанка: 5336 6902 3961 1645 Зарабатывать деньги в пропагандистские и пустословные светские СМИ или в православные модернистские СМИ я не пойду.

Tags: митрополит Антоний Сурожский
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author