Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Сурожский еретик считал людей, любящих богослужения, токсикоманами

У митрополита Антония (Блума) не было ничего общего с православием. Об этом говорит то, с каким презрением он отзывался о людях, любящих богослужения. Сурожский еретик просто разжигал ненависть к настоящим христианам. Его многочисленные последователи горят этой ненавистью до сих пор.

На фото: взращивание модернистов митрополитом Антонием

В работе «Тело и материя в духовной жизни», в разделе ответов на вопросы, приводятся такие слова митрополита Антония: «Есть в христианском мире люди, «мистическая жизнь» которых выражается в одурманенности музыкой, церковной обрядовостью или другими внешними проявлениями, и в таком случае у нее все признаки токсикомании: у нее те же самые внешние выражения, она длится столько же, сколько продолжается внешнее действие, она не приносит никаких плодов, оставляет после себя воспоминание и голод, жажду, потребность, она никак не меняет природу человека, он только все жаднее ждет религиозного переживания и становится все более эгоцентричным, вместо того чтобы открыться другому».

Здесь сурожский еретик говорит, что церковная музыка и церковные богослужения вызывают у некоторых людей духовную токсикоманию. Это просто хамство и неуважение ко всем святым людям, которые каждый день ходили на богослужения и не могли насытиться той небесной пищей, которая на них преподается верным. Я где-то читала, что в том числе и к таким людям обращены слова Христа «блаженны алучущие и жаждущие правды, яко тии насытятся». Как известно, богослужения нам были даны Самим Богом через святых людей.

Святитель Филарет Черниговский пишет в своих «Житиях святых» о святителе Питириме Тамбовском: «Частое посещение храма развило в нем любовь к богослужению и церковному пению». А архиепископ Феофан (Быстров), который был человеком высокой духовной жизни и прекрасно знал труды святых отцов, говорил: «Не могу жить без литургии». Эти его слова приводит в своей книге с говорящим названием «Божьи люди» митрополит Вениамин (Федченков). Митрополит Вениамин лично знал архиепископа Феофана и много общался с ним.

Никто из православных людей не писал, что у некоторых от церковного пения и богослужения развивается ненормальная зависимость. У нас есть такое понятие, как прелесть, но это совсем другое, это совсем не то, о чем говорит сурожский еретик. Его выпад направлен именно против святых и духовных людей.

Вот как отзывается о богослужениях архимандрит Рафаил (Карелин) – один из лучших людей нашего времени: «Высшее место в системе символов занимает храм. Это пространство, где воплощено единство двух литургисающих Церквей – небесной и земной, где события Священной истории, уже происшедшие на земле и предсказанные в Откровении, имеют форму актуального, настоящего. Поэтому в циклах и ритмах богослужения открывается вечность, а в пространстве храма вмещается бесконечность».

А это другие слова архимандрита Рафаила о богослужениях: «Церковный обряд – реалия другого измерения, нежели слово, поэтому он не может быть раскрыт и заменен словом. Церковный обряд может быть понят только в храме, в непосредственном переживании, поэтому в литургике объяснение обрядов и комментарии богослужения занимают сравнительно малое место. Обряд понимается через изменение самой человеческой души. Литургию невозможно объяснить. Это тайна, ее можно только пояснить, указать на определенные целевые идеи и аналогии, но она навсегда остается тайной, которую должно в благоговении пережить человеческое сердце. Поэтому обряд одновременно скрывает и открывает: он скрывает внутреннюю жизнь Церкви от посторонних, любопытных и наглых глаз, и в то же время открывает верующей душе завесу во «Святая святых», – но постепенно, в меру ее внутренней подготовленности, чтобы слишком яркий свет не ослепил ее».

У митрополита Антония, судя по всему, были посторонние, любопытные и наглые глаза, и потому Бог скрывал от него неизреченные сокровища, которые хранятся в православном богослужении. Сурожский еретик видел, что другие люди снова и снова ходят на службы, и не мог понять: «Что их туда все носит и носит? Почему они не могут, как все нормальные люди ходить только раз в неделю, на воскресную литургию?» И, наконец, пришел к выводу: это сумасшедшие, они пристрастились к музыке, которая заводит их как наркотики наркоманов.

Кроме того, митрополит Антоний заметил, что те прихожане, которые часто ходят на службы, замкнуты. Он прикинул мозгами, и решил, что до этого порока их доводит токсическая зависимость от церковной музыки и обрядов. Вот что он сказал по этому поводу, отвечая на тот же вопрос: «Идет ли речь о наркотике или о религиозной интоксикации, когда Бог и религия – только поводы замкнуться на себе, питаться только собой, заниматься «самоедством», все это глубоко разнится от мистического опыта в том виде, каким мы его видим у подлинных мистиков».

Однако замкнутость не является отрицательной чертой характера. Она не препятствует человеку стать святым. Митрополит Вениамин (Федченков) пишет в «Божьих людях»: «Из святоотеческой литературы я давно знал, что и святые люди бывают индивидуальны: одни ласковы, другие суровы, одни гостеприимны, другие чуждаются встреч, одни молчаливы, другие – приветливые собеседники. А перед очами Божиими все они могут быть угодниками».

Прозорливый схиигумен Савва (Остапенко) вообще писал в «Пути к совершенной радости», что некоторая рода замкнутость обязательно должна присутствовать у человека, ведущего духовную жизнь: «С внешней стороны «духовные» люди, как и «внешние», ведут обычную жизнь: работают, занимаются домашними делами, разговаривают с людьми и т.д. Однако они «умерли для мира», у них «истлел внешний человек», они возненавидели душу свою в мире сем. Они почувствовали охлаждение ко всем мирским привязанностям, возненавидели их, как препятствие на пути к жизни духа. Вместо этого у них создался свой внутренний мир. В этом мире преимущественно живет их сердце. Внутренний человек бежит развлечений. В какой-то мере ему всегда необходимо уединение, чтобы уйти из внешнего мира, побыть с самим собой. Сравнительно мало друзей у внутреннего человека во внешнем мире. Но зато сколько во внутреннем! В любой момент они готовы слушать обращенные к ним просьбы и так быстро и чудесно помогают! Вот перед ним полки с возлюбленными книгами. Вот и жития святых».

Из высказываний митрополита Антония видно, что он ничего не смыслил в православном богослужении и в духовной жизни. Он уничижал духовных и святых людей, считая их токсикоманами и потерянными для церковного общества людьми. Спрашивается: чему митрополит Антоний мог научить народ? На этот вопрос можно дать только один ответ: игре в христианство и ненависти к православным.

У нас в стране было множество таких людей, которые забавлялись православием и обзывали в соцсетях настоящих православных христиан сумасшедшими, болящими и мракобесами. Как только сатанисты из светской власти закрыли храмы, всех этих забавлявшихся христианством как ветром сдуло. Они и не почувствовали никаких страданий от запрета на участие в богослужениях. А последователи сурожского еретика среди священников в последние месяцы орали в соцсетях, что нечего мирянам ходить в храмы во время карантина и заражать нас, своих пастырей и учителей, – не умрут без богослужений, перебьются.

Алла Тучкова, журналист

Для тех, кто хочет поддержать меня материально, вот номер моей карточки Сбербанка: 5336 6902 3961 1645 Зарабатывать деньги в пропагандистские и пустословные светские СМИ или в православные модернистские СМИ я не пойду.

Tags: митрополит Антоний Сурожский
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author