Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Колдун Куприянов из «Вечерней Москвы» совсем распоясался

Сегодня я получила по электронной почте письмо из «Вечерней Москвы». В нем гендиректор этой собянинской газетенки Георгий Рудницкий требовал от меня извинений перед главным редактором Александром Куприяновым за то, что я в своей статье назвала его сатанистом и рассказала, как он пытался сломить мою волю при помощи колдовства. После прочтения этого письма у меня так заболел живот, как будто бы меня ударили в живот. Опишу поподробнее, что со мной происходило, а также расскажу, каким образом и где меня гипнотизировал Куприянов.



На фото: страшная, нечеловеческая гримаса старого колдуна Куприянова


Пострадавшая от рассматривания фото Куприянова

Гнев Рудницкого вызвала моя статья «Вся правда о сатанистах в окружении Путина и Собянина», которую я разместила в своем «Живом журнале» 14 апреля 2020 года (она находится здесь).

Вот немного фактов из этой статьи: «Я сталкивалась с этим Куприяновым много лет назад. Он является практикующим магию сатанистом. Куприянов одно время пытался сломить мою волю при помощи колдовства. Во время гипноза он прицепил ко мне какого-то беса, который мне два раза являлся в сонных видениях. Первый раз обругал меня за то, что на мне был крестик, а второй раз обозвал мразью за то, что я не подчиняюсь воле Куприянова. В конце концов нынешний соратник Собянина продемонстрировал то, что могут делать только великие святые или колдуны высокой степени посвящения – явился мне в сонном видении. Дело было так. Я спала. Утром проснулась, посмотрела на часы, закрыла глаза и тут же оказалась в светлой комнате без предметов. В нее деловой походкой вошел Куприянов. Я ему говорю: «Выйдете вон!» А он мне такое ответил, что я даже постесняюсь это тут написать – в таких категориях, как он, могут мыслить только люди, у которых полностью разрушена личность. Я стала его поносить. После третьего моего ругательства сатанист исчез вместе со своей поганой комнатой (причем, я до сих пор дословно помню, что я ему говорила, так как это был не сон). А через некоторое время я проснулась в состоянии похмелья, хотя и не выпивала. Потом выяснилось, что накануне секретарша Куприянова праздновала день рождения. Он там, видимо, напился, а с похмелья решил устроить мне Содом с Гомморой».

Рудницкий требует от меня принести публичные извинения как самому колдуну, так и всей «Вечерней Москве», которая, видите ли, страшно пострадала от того, что общество узнало правду, а также уничтожить мою статью. В противном случае покровитель колдовства грозится судиться со мной за честь Куприянова и закидать меня в суде требованиями денег, в том числе на оплату госпошлины. Хочется спросить этого деятеля: если возглавляемая им газета так страшно скорбит из-за обнародования правды, не является ли это доказательством того, что журналисты «Вечерней Москвы» любят ложь и несут только ее в массы? А о чем может говорить тот факт, что известная газета требует от православной христианки извинений перед колдуном? Это поразительная, просто беспрецедентная наглость!

После прочтения письма Рудницкого у меня сильно заболел живот. Была такая боль, как будто бы меня ударили в живот. У меня такое было только один раз в жизни. А именно, когда я в 4 года выпала из окна первого этажа и упала на живот. Но тогда, конечно, боль была гораздо сильнее.

Поскольку я понимала, с кем имею дело, я взяла ладан и покадила им в квартире. После этого боль исчезла без следа. То есть, вероятно, Куприянов послал ко мне вместе с этим письмом беса, который и стал причинять мне боль. Как известно, демоны могут вызывать боль и болезни, и боятся запаха ладана. Поэтому после того, как я покадила в квартире, бес сбежал обратно к главному редактору «Вечерней Москвы».

Можно, конечно, подумать, что беса к письму прицепил Рудницкий. Но я посмотрела на его фотографию в интернете – у него совершенно простонародное лицо. Хотя, конечно, чужая душа – потемки. Может, у них там вообще рассадник колдовства – в этой «Вечерней Москве».

Кстати, после того, как я опубликовала свою статью с разоблачением Куприянова, мне написала одна женщина, которая пострадала даже всего лишь из-за того, что пристально всмотрелась в лицо этого колдуна на фотографии. Вот что она написала: «Когда вы опубликовали материал о колдуне, я внимательно посмотрела на его фото и всё. После этого я помолилась и легла спать. В полусне меня изнасиловала дряхлая старуха. Это был и сон и не сон. Больше месяца я не могла видеть никаких бабушек и не могла разговаривать с ними. Очень страшно. Такое извращение мне и на ум не приходило».

Наверное, фотографии колдунов действительно опасно рассматривать. Я несколько лет назад рассматривала фото одного колдуна, который прикидывался протоиереем. После этого ночью мне бесы показали сон о будущем, который исполнили на следующий день.

То есть этот Куприянов страшно опасен. Он причиняет людям вред и боль. И он обладает огромной магической силой и большим опытом в колдовстве. Его даже в языческом Древнем Риме казнили бы за занятие колдовством. Не говоря уже о христианской Византии. И только в нашей, так называемой православной стране, этот человек безнаказанно десятилетиями вредит людям. Мало того: мэр многомиллионного города Сергей Собянин держит его на высокой должности, а гендиректор Рудницкий вступается за его честь. Или Собянин и Рудницкий сами имеют какое-то отношение к магии, или же они пособники колдуна. В любом случае им не место на их постах в стране с многовековой православной традицией.

Рудницкий в своем письме возмущается, что я не привела доказательств правдивости своих слов. Это просто открытое глумление надо мной. Где я ему найду того беса, которого ко мне много лет назад прицепил Куприянов? Или как докажу, что колдун передавал мне свои мысли на расстоянии и загнал меня в магическую комнату? Эти люди заняли чужие места – места честных, добрых и порядочных людей, и теперь плюют нам в лица, грозя денежными исками тем, кого их режим уже давно обобрал до копейки, выкинув на обочину жизни. Они об нас будут ноги вытирать, а мы еще не должны сметь ничего рассказывать об этом, а то они нас исками закидают. Вообще обнаглели.

Гипнотизер в кресле главного редактора

Однако ж я могу поподробнее рассказать, как Куприянов меня загипнотизировал. Я с этим человеком работала несколько месяцев в «Столичной вечерней газете» до весны 2004 года. Он там был главным редактором, а я корреспондентом. Но я тогда еще не знала, что Куприянов – колдун. Я с ним там мало сталкивалась.

Осенью 2004 года этот человек стал главным редактором «Родной газеты». В это время там работал редактором отдела один мой бывший начальник. Он позвонил мне и пригласил к себе в отдел. Я согласилась. И вот я приехала устраиваться на работу. Приходим мы с этим редактором в приемную Куприянова. Заходит Куприянов и начинает смотреть на меня каким-то странным взглядом. Бойко дает указания секретарше, без запинки перечисляет фамилии людей, и при этом все время смотрит на меня неестественным взглядом.

Потом я поняла, что это гипнотический взгляд. Меня при помощи такого взгляда безуспешно пытались загипнотизировать в центре Москвы. Но та женщина хуже владела этой техникой – она медленно говорила, сосредоточив все силы во взгляде.

Я плохо поддаюсь гипнозу. Поэтому на меня взгляд Куприянова не подействовал. Мы втроем зашли в кабинет. Перекинулись парой фраз. Колдун понял, что я не в трансе, и сказал: «Перенесем наш разговор на другой день». Но он ничем не объяснил это свое решение.

В следующий раз Куприянов сказал приехать, кажется, в шесть часов вечера. Я приехала. Его секретарша сказала мне сесть в приемной: «Сейчас откроется дверь, все выйдут, и вы войдете». Однако дверь не открывалась то ли полтора часа, то ли два. В приемной царила суета – то одни люди приходили, то другие, то звонил телефон. Я страшно утомилась. Потом уже я узнала, что если человек плохо поддается гипнозу, его надо вымотать. Уставшие люди более гипнабельные.

Дверь открылась около восьми часов вечера. Мы в нее зашли с редактором отдела. И тут Куприянов начал вести себя парадоксальным образом. Стал говорить в хамской манере, что я балласт, а ему тут балласт не нужен, и что если он меня туда возьмет, то как он будет смотреть в глаза талантливым журналистам, и что мне надо написать ему статью, чтобы он посмотрел – вдруг я не балласт? Я опешила. А Куприянов не давал мне переварить эту информацию: начал задавать вопросы. В итоге я впала в гипнотический транс. Позже я узнала, что есть такой вид гипноза, когда на человека обрушивают поток информации, которую он не может сразу переварить, и не дают ему времени на переваривание.

Но на меня гипноз подействовал как-то странно. Под властью гипнотизера оказалась лишь часть моего мозга. То есть я не могла встать и уйти, когда Куприянов хамил мне, и я не могла хорошо соображать, мозг был скован. Но при этом, когда колдун начал уговаривать меня написать статью, я уперлась, как баран, что не буду ее писать. Он бился, как рыба об лед. Потом стал выводить меня из транса – хлопнул как бы в разговоре ладонью по столу. Я не выхожу из гипноза. Начал махать руками, как бы в разговоре. Ноль реакции. В итоге отпустил меня. Я так и ушла в гипнозе, не дав обещания написать статью.

Сижу в комнате одна. Уже немного получше соображаю, но все равно мозг сильно скован. Потом Куприянов выпустил редактора отдела. Он пришел, и я начала разговаривать с этим редактором в манере колдуна – резкими и отрывистыми фразами.

В метро я ехала, находясь все в том же страшном состоянии. Когда села в маршрутку, из меня начали выходить какими-то толчками слезы. Я не плакала – это была какая-то физиологическая реакция организма. И вместе с этими слезами из меня начал выходить гипноз.

Когда я приехала домой, я помнила только, как Куприянов мне хамил до моего впадения в состояние транса. Недели через две после этого я с удивлением вспомнила, что он уговаривал меня написать статью. Потом еще из памяти вылез кусок. Эти куски стали вылезать в разном порядке – то будущее, то прошлое, то отрывок, который позже будущего. Только через какое-то время все куски сложились в правильном порядке и я стала полностью знать, что тогда происходило. Потом я узнала, что это признак гипноза, когда память работает так – тут помню, тут не помню, и когда куски вылезают в хаотическом порядке, и только с течением времени можно восстановить полную картину событий.

Еще есть такие два момента. Во-первых, после того гипноза я стала на какое-то время очень агрессивной. А, во-вторых, я на некоторое время подурнела. До того сеанса гипноза я была симпатичной, а сразу же после него в лице что-то изменилось, хотя черты остались теми же. То есть это был колдовской сеанс. Вообще гипноз – это традиционная техника колдунов.

Больше я к Куприянову устраиваться на работу не ходила и больше я с ним в одной редакции никогда не работала.

Кстати, позже я узнала, что при гипнозе надо читать про себя Иисусову молитву. Когда я работала за свечным ящиком в храме, меня как-то раз принялась гипнотизировать одна женщина. Я стала чувствовать волны тяжелого и разреженного покоя, идущего издалека, начала читать про себя Иисусову молитву, и уже после второй молитвы колдунья ушла из храма.  Еще, говорят, 90-й псалом нужно читать про себя, когда гипнотизируют.

Алла Тучкова, журналист

Для тех, кто хочет поддержать меня материально, вот номер моей карточки Сбербанка: 5336 6902 3961 1645 Зарабатывать деньги в пропагандистские и пустословные светские СМИ или в православные модернистские СМИ я не пойду.

Tags: путинский режим
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author