Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Category:

Открытый сатанизм в передаче телеканала «СПАС» «Тест на правду»

Мне кажется, что только духовно мертвый человек может смотреть последний выпуск передачи канала «СПАС» «Тест на правду», не испытывая при этом праведного гнева. Бесоподобный ведущий Игорь Петровский втоптал нашу веру в грязь – оплевал нашего Бога, осквернил своим грязным прикосновением Библию, оклеветал святых отцов и обвинил нас в кладбищенской серьезности.


Вот что этот гнусный тип заявил 1 апреля в выпуске «Юмор и «хмурое православие» о наших отцах: «Преподобный Серафим Саровский, бывало, даже на клиросе смешил людей. И основатель монашества преподобный Антоний Великий всё время шутил со своими учениками. И Варсонофий Оптинский регулярно рассказывал своим посетителям какие-нибудь смешные анекдоты, а на вопрос, зачем он это делает, отвечал: «Я вот вам рассказываю смешное, а в это время, может, бес хотел на вас напустить уныние, а мой весёлый рассказ его отогнал».

Это открытое глумление над нашими предшественниками-христианами. Преподобного Серафима Петровский представил в виде какого-то церковного шута, который смешил людей, да при этом еще на клиросе. Преподобный Антоний предстает в рассказе ведущего в виде шутника, который все время скалил зубы со своими духовными сыновьями – монахами. А преподобного Варсонофия Петровский выставил в виде какого-то неуемного рассказчика анекдотов, которого даже пытались останавливать благоразумные граждане. Но тот, не взирая на замечания, все травил и травил анекдоты.

Мне некогда перечитывать огромную летопись Серафимо-Дивеевского монастыря  и немаленькую книгу с беседами преподобного Варсонофия, чтобы понять, откуда Петровский взял поводы для своих хамских инсинуаций. К тому же я прекрасно знаю, что современные борцы с православием иногда просто-напросто клевещут на святых на пустом месте. Скажу только, что я, прочитав в свое время разные книги, запомнила преподобного Серафима и преподобного Варсонофия как очень серьезных людей.

Но я точно знаю, откуда Петровский взял повод для клеветы на преподобного Антония Великого. В патериках встречается такой рассказ, что преподобный Антоний как-то раз пошутил со своими учениками. А когда его спросили, почему он это сделал, ответил, что нельзя постоянно натягивать тетиву лука, иначе она порвется – иногда надо дать небольшое ослабление. Но ведь из этой истории нельзя сделать вывод, что отец египетского монашества все время шутил со своими учениками. Мало того, я нашла в «Различных наставлениях детям своим, монахам» преподобного Антония Великого следующую фразу: «Удаляйся смеха и всяких шуток».

Но Петровский еще и клевещет на Бога, утверждая, что Он смеется, и что Библия насыщена юмором, но мы этого не видим, потому что всегда слишком благоговейно относились к этой книге. Вот одно из его высказываний на эту тему: «Чрезвычайное благоговение к Священному Писанию, совершенно естественным образом, влияет на наш слух. Мы практически не слышим в тексте определенные обертона на тех частотах, где в первоначальном исполнении звучали смех или улыбка. Низкорослый Закхей, забирающийся на дерево, чтобы видеть Христа. Образ соломинки и бревна в глазу. Отцеживание комара и проглатывание верблюда. Жемчуг и свиньи. Вера с горчичное зерно. Верблюд и игольное ушко. Это всё примеры и образы, которые как минимум вызывали у современников Спасителя улыбку».

Это что за грех такой: чрезвычайное благоговение к Священному Писанию, который мешает адекватно воспринимать действительность? Что смешного в том, что Закхей лезет на дерево, чтобы увидеть Христа? Миллионы христиан видели в этой ситуации не повод для того, чтобы поржать над человеком, а пример для подражания, как надо стремиться ко Христу, невзирая ни на что, в том числе на общественное мнение. Что же касается таких образов из речи Спасителя, как вера с горчичное зерно («если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас (Мф. 17, 20)» или жемчуг и свиньи («не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас (Мф. 7,6)», то что имеет в виду Петровский? То ли, что Христос при помощи этих образов хотел рассмешить слушателей? И тогда это клевета, богохульство и кощунство со стороны Петровского. Или то, что Христос говорил серьезно, а слушатели смеялись над Его словами? И тогда это представление Петровским реакции духовных калек – фарисеев, которые, как известно, иногда смеялись над речами Спасителя, реакцией нормальных людей.

Вообще выражение про свиней очень хорошо подходит к Петровскому. Если бы он не знал содержания нашей веры, то не попрал бы ногами святые истины и, обратившись, не растерзал нас.

Петровский утверждает, что мы являемся продолжателями кладбищенской серьезности в православии: «Но мы знаем, что последующая традиция нередко воспринимала Христа как бы чуждого и остроумия, и веселия, и шутки, и даже отказывала Ему в возможности самого смеха. Но эта традиция исходила не из факта, а из интерпретации. Божественная природа Спасителя, и высочайшее благоговение перед Ним затрудняли интерпретаторам видеть во Христе человеческое. И уже в Средневековье бытовала почти уверенность, что Христос, будучи человеком, подобным нам по всему кроме греха, был чужд при этом возможности по-человечески шутить или смеяться. Но вместе с тем была и другая традиция. Как ответ вот на эту догматизацию кладбищенской серьёзности в христианстве».

На самом деле наши отцы в этом не ошибались. Христос действительно нигде ни разу не упоминается, как смеющийся. То есть Христос никогда не смеялся. Мало того, Он сказал: «Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете (Лк. 6,25)». Причем тут Петровский передергивает факты. Он говорит, что, по утверждениям отцов, Христос не мог смеяться. А на самом деле отцы говорили, что Христос не смеялся, а не что Он якобы физически не мог этого сделать.

А что подразумевает Петровский под ругательным выражением «кладбищенская серьезность»? Память смертную, которую Бог заповедал святым отцам, и в которой все они упражнялись? Тогда это очередной плевок и во всех нас, и в наших отцов, и в нашего Бога.

Что касается того, что якобы есть какая-то иная, юмористическая традиция в православии, то я древних еретиков не читала – мне современных хватает, чтобы я еще окаменевшие помои поглощала. Не знаю, может, какой еретик и превозносил смех. Но еретики не являются православными, и потому они не могли стать родоночальниками православных традиций.

Петровский, взбираясь все дальше и дальше по лестнице инсинуаций, доходит и до того, что причисляет духовное веселье к смеху, чтобы доказать ложное утверждение о том, что в Библии есть смех и юмор: «Царь Давид вообще первый, кто в веселии увидел высочайшую духовную ценность. Вспомните, сколько раз у него это понятие употребляется в контексте самых высоких религиозных переживаний? «Сердце мое наполнишь радостию и веселием». Или знаменитое — «Возрадуются кости смиренные». Как говорит переводчик Библии Валентина Кузнецова, «да, в Библии нет раблезианского хохота». То есть смеха, лишенного интеллекта, смеха на уровне гульфика. Но в Библии, по ее мнению, масса юмористических эпизодов очень тонкого умного смеха».

Однако на самом деле веселие святых было в плаче, а не в смехе. Святитель Иоанн Златоуст сказал в «Толковании на Евангелие от Матфея»: «Потому-то и Бог прежде других ублажил плачущих, сказав: «Блаженны плачущие» (Мф. 5,4). А как же Павел говорит: «Радуйтесь всегда в Господе» (Флп. 4,4)? Он говорит об удовольствии, проистекающим от этих слез. Как мирская радость бывает смешана с печалью, так слезы по Боге произращают всегдашнюю и неувядающую радость».

Также, толкуя Евангелие от Матфея, святитель Иоанн Златоуст сказал против смеха: «Скажи мне, чему без меры радуешься и смеешься, когда подлежишь такой ответственности, должен некогда предстать на Страшный суд и дать строгий отчет во всем, что сделано тобою в жизни? Мы должны дать отчет во всех произвольных и непроизвольных грехах своих. Тебе нужно будет дать строгий отчет, а ты сидишь и смеешься, шутишь и думаешь о забавах? Но скажешь: какая польза, если вместо этого буду плакать? Громадная польза, – такая, что нельзя и выразить словом. На суде человеческом, сколько не плачь, не избежишь наказания, когда определение сделано; а здесь, если только вздохнешь – и приговор уничтожен, и прощение получено. Вот почему Христос так часто и говорит нам о слезах и называет плачущих блаженными, а смеющихся бедными. Здесь не место смеху, и собрались мы сюда не смеяться, но стенать, и за эти стенания наследовать Царствие».

Алла Тучкова, журналист

Для тех, кто хочет поддержать меня материально, вот номер моей карточки Сбербанка: 5336 6902 3961 1645 Зарабатывать деньги в пропагандистские и пустословные светские СМИ или в православные модернистские СМИ я не пойду.

Tags: телеканал "СПАС"
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author