Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

О том, как сотрудники ФСБ пытают меня при помощи психотронного оружия

В нашей стране уже огромное количество людей пострадало от психотронного оружия, которое государство использует против своих граждан. Одних при помощи такого оружия стараются или сломать, или вывести с политической арены, или заставить совершить поступок, нужный власти, но противоречащий интересам и моральным принципам гражданина. А других третируют, вероятно, исключительно для того, чтобы в стране стало больше зла и больше невыносимых страданий старцы предсказывали, что мы доживем до государственного сатанизма. По мне тоже палили и сейчас палят из этого оружия. Расскажу поподробнее, что мне приходится испытывать.



Людей зомбируют и уничтожают

Проблема издевательств над людьми и их убийств при помощи психотронного оружия настолько остра, что в интернете можно найти очень много рассказов пострадавших. Есть даже целая общественная организация, которая специализируется на оказании моральной поддержки жертвам психотронного оружия – Московский комитет экологии жилища.

На главной странице сайта этой организации говорится: «Методы психофизического воздействия на человека с использованием лучевого, радиочастотного, ультразвукового, инфразвукового, радиологического оружия, нейрокомпьютерной технологии использовались советским режимом в прошлом и продолжают использоваться в настоящее время спецслужбами, криминальными структурами, сетью деструктивных культов как методы манипулирования сознанием и поведением вплоть до полной замены личности; снижения интеллекта и творческих возможностей; ухудшения здоровья на генетическом (в том числе этническом) уровне; воздействия на органы человеческого тела и управления работой всего организма человека».

Москвич Альберт Маренко был выбран государством в качестве подопытного кролика много лет назад. На нем и его семье испытали множество психотронных модулей. Он описал то, что ему пришлось пережить здесь, но слабонервным лучше это не читать. Альберта Маренко пытали сотрудники ФСБ. Он пишет в своей статье: «В Москве, также как и во всех крупных городах России,  существуют электронные станции информационного и психотронного отделов ФСБ России. На вооружении каждой из них стоит следственно-дознавательная аппаратура, нейролингвистическая, и страшное психотронное оружие».

Вот, например, несколько пыток, через которые прошел этот человек: «Сотрудники ФСБ излучением воздействуют на костный мозг, и таким образом  создают человеку сильнейшие, труднопереносимые ощущения. Я ощущаю сильный, мучительный зуд и боль внутри костей – либо ног, либо рук, либо в позвоночнике. Есть такие психотронные модули излучения, которые настолько страшно воздействуют на эмоциональное состояние и психику людей, что люди падают на пол и кричат от боли и ужаса. Я не падал на пол, а, стиснув зубы, перекатывался по полу комнаты. Был период, который длился восемь месяцев, во время которого мне включали модуль «Парализации ног», и я перемещался с неимоверными усилиями. Был момент, когда преступники воздействовали одновременно на меня и на моего отца. Направленным излучением нам создали принудительный отёк кишечника, такой, при котором человек не ест много дней, а его живот разбухает до неимоверных размеров и возникает непроходимость. Я выжил, а мой отец погиб».

На одном антипсихотронном сайте указаны такие симптомы, характерные для людей, подвергающихся психотронной обработке: стойкие головные боли, нарушение сна, повышенная утомляемость, ухудшение интеллектуальной памяти, истерия, навязчивые идеи, зуд, ползанье мурашек, покалывание и боли в самых различных частях тела, дерматозы, экземы и различные аллергические высыпания.

Страдающий от психотронного оружия житель Санкт-Петербурга Никита Васильев смог собрать много материала по возможностям этой технологии. Он пишет: «Эта технология манипулирует электрическими сигналами в мозге, контролируя мысли, чувства, эмоции и ощущения во всем теле. Она действует, заново и по-своему электрифицируя мозг, создавая новые нейронные пути и разрушая старые, таким образом, буквально изменяя то, как человек думает и, значит, как ведет себя. Технологию можно использовать для контроля мышечных движений человека-мишени. С ее помощью можно овладеть вашими руками и ногами в то время, как вы будете вести автомобиль, и заставить вас нажать на педаль газа или тормоза или произвести поворот. Ее можно использовать для того, чтобы совершить аварию или предотвратить ее. С помощью этой технологии можно также подключаться к зрительному нерву мишени или к его слуховой системе для того, чтобы те, кто ведет мониторинг человека-мишени, могли видеть то, что он видит, и слышать то, что он слышит. Затем эта информация загружается в компьютер, и хранится на охраняемых секретных серверах. Эта технология может также быть использована для того, чтобы манипулировать эмоциями «мишени» – порождать страх, любовь, ненависть».

Никто из жертв пси-террора не может добиться от государства защиты. Некоторых из тех, кто пишет заявления о пытках в правоохранительные органы, отправляют в психиатрическое больницы. А остальных просто посылают. Оппозиционные политики и журналисты жертвам психотронного оружия тоже не помогают, потому что после укоренения Путина на президентском месте у нас нет ни настоящих оппозиционных политиков, ни независимых журналистов.

Нескончаемая битва из-за масонов в рясах

Я оказывалась под прицелом психотронного оружия в 2016 году, в 2017 году и в 2021 году. Собственно, я и сейчас пишу эту статью, находясь под облучением. Но поняла я, что к чему, только в это, третье облучение.

Еще когда я работала в политической журналистике, меня начали преследовать сотрудники ФСБ. Это преследование было не постоянным, а периодическим. В этой статье я выложила скрин угрозы фсбшника в адрес группы антимодернистов и в мой лично адрес из-за того, что мы боролись с разрушением православия модернистами. Эта угроза была сделана несколько лет назад.

В конце октября прошлого, 2020 года, я начала размещать на своих страницах в соцсетях статьи, в которых называла фамилии известных священников, которые являются тайными масонами. Это вызвало новый виток агрессии со стороны сотрудников ФСБ по отношению ко мне. В этой статье, в январе 2021 года, я разместила скрины сообщений, которые мне написали в тот период эти люди.

После этой статьи сотрудники ФСБ начали устраивать мне тесты на сообразительность. Почти каждый день я, заходя во ВКонтакте, видела запросы в друзья и сообщения в личке. Я должна была определить, обычные это люди или представители спецслужб. Как только я относила то или иное сообщение или тот или иной запрос к фсбшным, я блокировала эти аккаунты.

Примерно в то же время начались такие странности. Когда я сидела за компьютером, время от времени в нем возникал такой звук, как будто сейчас зазвонит мобильный телефон, но он не звонил. Видимо, в это время сотрудники психотронного отдела пристреливались ко мне через вышки 5G.

27 марта тесты на сообразительность во ВКонтакте резко прекратились. А в начале апреля я стала слышать в ушах продолжающийся круглосуточно металлический шум. Он звучит абсолютно везде – и в Королеве, и в Мытищах, и в Москве. Альберт Маренко пишет, что такой шум свидетельтствует о том, что включена программа кодирования.

Примерно в то же время я потеряла нормальный сон. Когда я ложилась спать, шум и звон в ушах становились очень сильными. Я просыпалась ночью от сильного шума и звона и долго не могла уснуть. Окончательно просыпаться я стала до того, как высыпалась. Начала болеть голова.

Потом я поняла, что у меня ухудшилась память и что я не могу мыслить сразу несколькими образами. Образное мышление стало обедненным. Кстати, один человек, долго страдающий от психотронного оружия, написал, что у него вообще уничтожили образное мышление.

Потом у меня начались физические пытки. Днем по телу стали бегать какие-то электрические мурашки. Стало болеть совершенно здоровое сердце. Сначала боли были по несколько секунд, потом боли стали становиться более длительными.

Затем сотрудники ФСБ приступили к ночным пыткам. Вчера я проснулась через час после того, как уснула, со страшной болью в горле. Раздирало всю переднюю стенку горла до туловища. Было такое ощущение, что сейчас вся разодранная поверхность покроется огромными волдырями и я задохнусь. Я стала думать, вызывать ли «Скорую». В итоге решила не вызывать, надеясь, что доживу до утра. Уснула. Потом проснулась из-за того, что не могла дышать носом. Несмотря на то, что у меня не было насморка, что-то такое произошло в носе, что воздух не проходил. Это продолжалось несколько минут, потом прошло. Однако горло нисколько не болело. Утром я опять проснулась со здоровым горлом. И только в течение дня поняла, что у меня есть болевая точка в самой глубине горла, что я не могу петь, потому что у меня в этом случае из глубины горла выходит сухой кашель, и что иногда мне трудно глотать. Вероятно, сотрудники ФСБ выжгли ультразвуком мне небольшое пятно на слизистой оболочке.

Мое сознание пытаются переформатировать

В последнее время я стала обнаруживать, что через кодирование в мое подсознание закачивают примитивные и мерзкие вещи. Я так понимаю, что по мне бьют тем, что содержится в телевизионных передачах и эстрадных песнях, которые я не смотрю и не слушаю. Эти мысли выходят из подсознания на поверхность, когда я что-нибудь вижу или о чем-нибудь думаю.

Никита Васильев пишет, что человека могут даже переформатировать на другой лексикон: «Компьютер аппаратуры программируется на произнесение в мозг человека других, нужных неопсихологу, слов и словосочетаний, и происходит дрессировка мозга на другой лексикон».

Иногда у меня стала появляться стереотипность и примитивность мышления. Например, сегодня я, размышляя об одной ситуации, подумала: «Господь сказал – Господь сделал». Это крайне примитивный образ мышления, построенный по лекалу фразы из оболванивающей народ пропаганды: «Пацан сказал – пацан сделал». Мне такой примитивизм раньше не был присущ.

Мало того, мне в подсознание закачивают помыслы о самоубийстве. Например, на днях я легла спать и увидела с закрытыми глазами в уме слабый образ петли. А позавчера вышла из храма, увидела женщину, и у меня в уме непонятно откуда появилась слабая мысль, без всяких эмоций, о том, что она будет жить, а я покончу жизнь самоубийством. Хотя у меня в сознании абсолютно нет никакого желания покончить с собой. Меня все устраивает в том, что мне на данный момент дает Господь в жизни. У меня есть разные интересные планы на будущее, и я собираюсь прожить до старости.

Возможно, сотрудники ФСБ, сидящие на психотронном оружии, от всех своих жертв требуют покончить с собой. Вот что пишет Альберт Маренко, которому, как и некоторым другим людям, психотронщики посылают в мозг свою речь: «Когда же мне было особенно тяжело, операторы пультов требовали, чтобы я выбросился из окна. Другие потерпевшие тоже, все как один, говорят, что от них или требовали, или требуют покончить жизнь самоубийством».

За борьбу с еретиками устроили хроническую усталость

Теперь я хорошо поняла, что со мной происходило в 2017 году. В начале 2017 года я начала бороться с поддерживаемым государством порталом «Православие и мир», который через ереси и поношение Церкви и священства пытался разрушить православие и Церковь. Эта моя работа не была видна широкой публике. Однако же ее заметили сотрудники ФСБ. У меня вдруг появилась страшная усталость. Я еле таскала ноги. У меня никогда в жизни такого не было. Это было крайне мучительное состояние.

Вот что пишет Альберт Маренко: «Есть один страшный модуль излучения, который вызывает хроническую усталость. При воздействии излучения этого модуля человек просыпается с тяжелейшей горячей головой и смертельно уставшим, как будто не спал трое суток. Это длительное время применяли против меня, когда я работал в оперном театре».

Спецслужбы возомнили себя богами в человеческом обличии

Месяца через три эта усталость прошла, но появилась новая напасть.

Тут придется рассказать предысторию. Сотрудники ФСБ много раз угрожали мне, что если я не перестану общаться с одним человеком, то они посадят меня в тюрьму. При этом надо сказать, что этот человек не совершил никакого преступления. Вся его вина заключается в том, что он настоящий православный, и что его очень любит Бог. Для сотрудников ФСБ это как красная тряпка для быков.

В 2016 году мне даже устроили крупную акцию устрашения. 20 июля ко мне домой пришел сотрудник уголовного розыска города Королева и принес повестку на допрос к следователю по особо важным делам СКР России в качестве свидетеля моему папе. А мой папа – журналист и писатель. Он никогда никакого отношения к уголовному миру не имел. На допросе у папы отобрали подписку о том, что если он расскажет о содержании допроса, его посадят. Таким образом, по мысли сотрудников ФСБ, я должна была подумать, что следующей на допрос вызовут меня и в кабинете следователя защелкнут на моих руках наручники.

Кроме того, несколько раз сотрудники ФСБ терроризировали меня по несколько месяцев, намекая, что если я перестану общаться с тем человеком, они оставят меня в покое. Вообще это, конечно, очень интересный вопрос: на каком основании сотрудники Федеральной службы безопасности решают в своих кабинетах, кому из свободных граждан России с кем можно общаться, а с кем – нет?

Поскольку я не собираюсь жить по указке ФСБ, эта организация решила начать воздействовать на меня изнутри. Первые такие воздействия были в 2016 году – они начались за несколько месяцев до того допроса папы и закончились через несколько месяцев после него. Это не такое воздействие, как сейчас – через подсознание, когда мысли закачивают внутрь моего мозга, и я не могу не пустить их туда. В 2016 году было воздействие, подобное бесовскому, когда на тебя отвне идут помыслы, а ты можешь их не пускать внутрь и бороться с ними. Я поэтому тогда и подумала, что это были бесовские проделки. Однако же мысли от психотронного оружия во много раз сильнее и мучительнее бесовских. Я и тогда это заметила, но подумала, что бесы озверели.

Сотрудники ФСБ с психотронным оружием хуже бесов

В 2017 году, в конце воздействия на меня по модулю усталости, фсбшники опять принялись за старое – стали пытаться разлучить меня с этим человеком через психотронное оружие. Один раз был очень интересный случай. Днем я спала, а потом проснулась с дикой, беспричинной  ненавистью к этому человеку. При этом у меня в голове была фраза, которую мне надо ему написать – что я его ненавижу и еще кое-что. Меня эти помыслы и эта ненависть так страшно мучили, что я металась от одной иконы в храме к другой и просила избавить меня от всего этого. Но улучшения не было. Потом я вечером пошла на исповедь к одному священнику-молитвеннику, рассказала ему об этой ненависти, и все как рукой сняло. На душе стало спокойно и радостно.

Во-первых, как я могла сама возненавидеть человека, да еще и придумать фразу, если я спросони вообще еще мало что понимала – где я и вообще, кто я?

Во-вторых, какой человек, находящийся в здравом уме, может сказать другому, что он его ненавидит? Я за всю свою немаленькую жизнь такого не только никому не сказала, но и не мечтала сказать.

В-третьих, мне вообще не присуща такая страсть, как ненависть. В последние годы я ненавидела только Путина, но и это прошло после того, как я покаялась в этом на исповеди.

А бесы не могли мне такого внушить. Может быть, у больших подвижников настолько тесная связь с другим миром, что они слышат бесов и чувственными ушами, и мысленными ушами воспринимают все их фразы. Но я лично воспринимаю бесовские помыслы как нечто очень далекое, и не различаю там четких фраз, какие мне надо написать.

Кроме того, когда сотрудники ФСБ начали кодировать меня в 2017 году на ненависть к человеку, с которым я, по их мнению, не имею права общаться, у меня начался беспрерывный шум в ушах. Я даже пошла к лору, а он сказал, что у меня все в порядке, и отправил меня к неврологу. Невролог предположила, что это сосудистый шум, и дала направление на УЗИ сосудов головы. Мне сделали это УЗИ и сказали, что все в порядке. А примерно через пол года этот шум прошел сам собой – вероятно, когда сотрудники ФСБ в тот раз сняли меня с программы кодировки. Кроме того, в тот период у меня были очень большие и необычные проблемы с памятью. У меня таких проблем никогда ни до, ни после этого не было. Но потом они прошли. Также тогда были какие-то проблемы, видимо, со вниманием. Я, когда писала тексты от руки, то могла написать одно слово два раза или поставить неправильный падеж.

Алла Тучкова, журналист

Для тех, кто хочет поддержать меня материально, вот номер моей карточки Сбербанка: 5336 6902 3961 1645 Зарабатывать деньги в пропагандистские и пустословные светские СМИ или в православные модернистские СМИ я не пойду.

Tags: психотронное оружие, путинский режим
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author