Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Category:

Неординарных людей теперь надо искать не на фуршетах, а в колониях

В Крещенский сочельник я получила открытку от политзека Александра Костенко с таким текстом, что перечитывала написанное, наверное, раз пять. Чем дольше живу, тем больше удивляюсь: каких только неординарных людей не сумеет отыскать в разных закоулках нашей страны и ближнего зарубежья путинский режим, выудить их оттуда, и распихать по нашим тюрьмам и колониям!



На фото: Александр Костенко



Как бульдоги валят медведя

Приведу лишь часть текста с пришедшей мне в конверте открытки, выпущенной на Украине: «Пусть все Ваши желания сбываются в Новом Году и чтобы жизнь Ваша наполнилась хорошими событиями, чтобы Вы побольше улыбались и радовались, поменьше грустили и расстраивались в Новом Году, а окружали Вас только добрые и любящие Вас люди. С Новым Годом и Рождеством Христовым Вас! Держитесь, все у нас всех будет хорошо».

Причем, Костенко все эти и другие пожелания написал абсолютно незнакомому человеку – я ему в прошлом году отправила только одно письмо. И удивительно еще то, что все эти и другие пожелания написал человек, которого совершенно чудовищным образом истязает путинский режим – как только он не озверел от такой жестокости?

Вообще непонятно, за что Костенко посадили. Он – гражданин Украины, жил в Симферополе (сейчас его посещают в колонии представители консульства Украины). Принимал участие в акциях оппозиции на Майдане. Когда русские захватили Крым, они обвинили Александра Костенко в том, что он во время событий на Майдане бросил камень в беркутовца, после чего у того на руке появился синяк. Сам украинец говорил, что он невиновен. Но ему дали 3 года и 6 месяцев и отправили в колонию Кировской области. Причем, государственным обвинителем на суде была любимая многими Наталья Поклонская. Смотреть на ее зверский вид и на страдальческое лицо Костенко, запечатленные на фотографиях с этого процесса, просто страшно.

То есть россияне схватили гражданина иностранного государства за предполагаемое преступление, совершенное против другого гражданина иностранного государства на территории иностранного государства. Давайте тогда еще и американских граждан начнем задерживать за преступления, совершенные ими на территории США против других американских граждан, и распихивать по нашим колониям, чтобы нашу страну не только обложили санкциями, но еще и бомбить стали. А мы тогда будем, сидя в бомбоубежищах, говорить: «Американцы нас всегда ненавидели! Все нам завидуют, потому что у нас страна большая и богатая!»

Но это еще не все ужасы, с которыми пришлось столкнуться Александру Костенко. При его задержании в начале 2015 года сотрудники ФСБ сломали ему руку, которую потом никто в тюрьме и колонии не хотел лечить нормальным образом, из-за чего молодой мужчина, которому в этом году исполнится 31 год, чуть не лишился руки. Кроме того, сотрудники ФСБ под пытками принудили Костенко написать явку с повинной. В тюрьме от него требовали, чтобы он оклеветал своих товарищей по Майдану, а так как он не делал этого, сокамерникам дали команду издеваться над ним, чем они без устали и занимались. Мучения продолжаются и в колонии: адвокат Костенко сказал, что он там сталкивается с дискриминацией по национальному признаку, и что ему там плохо приходится.

Жертвы государства помогают из мест лишения свободы молитвой

Вообще среди фигурантов громких дел, одни из которых сидят по сфабрикованным обвинениям, другие – непонятно из-за чего, а третьи, хоть и находятся за колючей проволокой за нарушения закона, но при этом путинский режим пытается их сжить со свету, немало удивительных и неординарных людей. Они не обозлились, не сломались, не отупели. Они благодарят за отправленные им письма, а к праздникам присылают открытки.

Например, полковник Владимир Квачков не озверел из-за постоянных притеснений со стороны сотрудников колонии. В прошлом году он сказал в неопубликованном интервью «Московскому комсомольцу», что каждую субботу молится поименно обо всех людях, которые присылали ему письма. На тот момент в списке было 420 человек.

Правда, Квачков, хоть и постится в тяжелых условиях колонии, и причащается, но все же заражен некоторыми ересями. А есть в неволе и настоящие православные – фигуранты известных дел. Если им отправить письма, то в ответ они напишут, что теперь молятся о тебе. Я даже знаю одного такого оклеветанного православного – фигуранта известного дела, молитвы которого в самом начале чувствуются. А это значит, что этот человек или святой или что-то типа того.

Еще интересно вот что. Атеист Дмитрий Бученков, который сидит по «Болотному делу», пишет в своем письме: «Чувство возмущения и даже злобы я, конечно, испытываю по отношению к существующей системе, но довольно успешно пытаюсь эту злобу в себе подавлять, так как она мешает пониманию того, как работает вся общественно-политическая система». Такое в наш век разнузданных страстей, с которыми никто, кроме христиан, не борется, мог сказать только неординарный человек.

Садизм винтиков системы делает людей героями

А один фигурант громкого дела вообще совершил героический поступок. Я не знаю, виновен ли покойный генерал Борис Колесников в том, в чем его обвиняли, или нет – суду и следствию у нас верить нельзя, а самой мне некогда проводить расследование. Может быть, и виновен. Однако этот человек пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти жену от тюрьмы. Ему сказали, что если он не даст нужные показания, то эксперты найдут в кроссовках, переданных ему супругой, кокаин (которого там и в помине не было). Естественно, после того, как ручные эксперты подписали бы все полагающиеся бумаги, против жены Колесникова возбудили бы уголовное дело. Тогда генерал во время допроса выбросился с балкона здания СКР. Конечно же, после этого его жена уже не интересовала правоохранительные органы. И правящий архиерей понял, что это было не самоубийство, после чего разрешил отпевать Бориса Колесникова – все-таки главой нашей Церкви является Христос, и Он вразумляет пастырей.

Я не знаю, что за человек был Колесников – я ему писем не писала, да, наверное, и никто ему писем не писал, кроме его родственников (только знаю из его интервью, что он верил в Бога). Хоть вся Москва и была в курсе, что ему во время пыток так пробили голову, что он лежал в тюремной больнице, но никто не поддержал его морально, и никто не вступился за него. И, возможно, с нашего попустительства Колесникову угрожали отправкой жены в тюрьму, и как бы нам не ответить за все это на Страшном суде. В других странах люди ведут себя иначе – в Грузии несколько лет назад, когда народ узнал о пытках каких-то зеков, под окнами здания МВД собралась большая толпа народа и долго орала.

И святой патриарх Тихон говорил, что нельзя молчать в то время, когда других людей сживают со свету. В 1918 году он сказал в Казанском соборе о расстреле, как он выразился, «бывшего государя»: «Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его… Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе, и вдруг он приговаривается к расстрелу где-то в глубине России, небольшой кучкой людей, не за какую-либо вину, а за то только, что его будто бы кто-то хотел похитить. Приказ этот приводят в исполнение, и это деяние – уже после расстрела – одобряется высшей властью. Наша совесть примириться с этим не может, и мы должны во всеуслышание заявить об этом, как христиане, как сыны Церкви. Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточают в тюрьму, пусть нас расстреливают».

Говорят, что заключенным очень нужны письма. В общем-то, это понятно – если человеку очень плохо, то даже один добрый взгляд может улучшить его состояние. Да и тем, кто находится на воле, эти письма нужны – известно же, что утешение печальных является духовным делом милости, и что «блаженны милостивые, ибо они помилованы будут».

Адреса политзеков сейчас можно очень легко узнать. Они есть на сайте «Мемориала» (тут есть список политзеков, а если кликать на их имена и фамилии, то появляются справки об их делах с адресами колоний и даты составления этих справок) и на сайте «Росузника» (здесь - надо кликнуть на "Сейчас под арестом").

Правда, там есть и адреса мусульман – я не знаю, что это за дела и что это за люди, мне это неинтересно, и я не хочу иметь к этому никакого касательства. Еще там есть адрес ловца покемонов в храме - заключение ему не повредит, никакой он не безвинный страдалец. Может быть, и помимо него есть в этих списках не безвинные страдальцы. Также можно отправить политзекам электронные письма через сайт «Росузника». На этом же сайте еще можно почитать некоторые письма заключенных – если люди не возражают, то их переписка выкладывается.

Правда, некоторые адреса бывают устаревшими – поэтому надо смотреть по интернету, где сейчас находится заключенный.

Еще нужно помнить про цензуру в колониях и тюрьмах. Я слышала, что в письмах не должно быть экстремизма, но мне кажется, что сейчас всякая живая мысль является экстремизмом – может быть, даже за словосочетание «путинский режим» письмо не пропустят.

Алла Тучкова, журналист


О злоключениях Костенко в России можно вкратце прочитать здесь.

Tags: помощь несчастным, путинский режим
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author