Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

По условному сигналу интернет взорвался пропагандой суицида

Наш народ совершенно обезумел. Мало нам того, что в стране давно уже прославляют блудников, прелюбодеев, властолюбцев, эгоистов, лжецов и карьеристов – и не за какие-то их таланты, а именно за эти позорные страсти. Теперь, с подачи государственной пропаганды, народ начал оправдывать самоубийц, говорить, что православное учение разрешает совершать самоубийства, что среди святых были самоубийцы, и что сами они, рядовые пользователи соцсетей, если их припрут к стенке, будут совершать самоубийства. Это уже, как говорится, финиш, приплыли.

Государство стало программировать своих граждан на самоуничтожение

Старт этой суицидальной вакханалии дала власть после того как в Сирии умер странным, неоднозначным образом летчик Роман Филипов. Говорят, что он взорвал не только себя, но и некоторое количество врагов. Если летчик убил не только себя, но и врагов, то, может быть, это и не самоубийство. А, может быть, Филипов взорвал их только заодно с собой, а, в первую очередь, он хотел уничтожить себя, чтобы не попасть в плен – и тогда это самоубийство. Никакой жертвенности я в его поступке не вижу. Когда майор Сергей Солнечников несколько лет назад бросился на гранату, чтобы заслонить ее своим телом от солдат, и благодаря этому люди остались живы, то ни у кого не было сомнений в том, что это самопожертвование.

А после смерти Романа Филипова в соцсетях послышались голоса о том, что это как минимум неоднозначный случай, а как максимум – суицид. Но, правда, они тонули в яростном реве жертв пропаганды. Мне лично за несогласие с официальной версией произошедшего какими-то ничем не проявившими себя в общественной жизни гражданами было сказано в Фейсбуке, что непонятно, чему меня учили в МГУ, и как я вообще попала в журналистику. Остальным несогласным тоже пытались заткнуть рот – с возрождением при Путине «советского сволочизма» (как выразился один мой бывший коллега) возродился и такой неофициальный институт брежневской эпохи, как агрессивно-послушное большинство.

На пиар неоднозначного поступка Филипова государство направило всю свою мощь: именем покойного стали называть улицы и школы, СМИ галдели не переставая. В конце концов дело дошло до того, что хабаровские летчики собрались обойти 12 школ с рассказом о поступке Романа Филипова. Причем, в заметке РИА «Новостей» об этой инициативе хабаровчан так говорилось о том, что сделал покойный летчик: «После того, как его окружили, тяжелораненый Филипов подорвал себя гранатой». Тут нет ни слова про взорванных врагов. Пишут о погибшем как о стопроцентном самоубийце.

При этом надо сказать, что некоторые современные подростки и так склонны к суициду. А тут еще к ним придут летчики и скажут, что вот, ребята, есть такой герой – подорвал себя гранатой! И к чему все это может привести?

Да и среди взрослых пропагандировать такие неоднозначные случаи опасно. Даже если говорить, что Филипов пытался этой гранатой взорвать прежде всего врагов, а сам очень хотел при этом выжить, у многих в голове может отложиться только то, что он взорвал себя, что это не преступление против заповедей Господних, и не позорный поступок, а героизм. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Психологи уже давно установили, что суцид заразен. Как только СМИ облетает новость, что какой-то известный человек убил себя, тут же увеличивается количество самоубийств.

То есть фактически государство, ухватившись за поступок Филипова, стало провоцировать людей на суициды.

Суицидальный эксперимент над подростками

Причем, надо сказать, что это уже не первый такой случай. Лет шесть назад, весной (то есть в период, когда у некоторых граждан наблюдается нестабильность психики), интернет-СМИ вдруг начали пиарить подростковые самоубийства. Застрельщиком явился провластный сайт Ашота Габреляна «Лайф ньюз». На нем без устали, каждый день, во всех подробностях рассказывали о суицидах подростков – с фотографиями погибших и интервью их родителей. Потом эта информация расходилась по другим СМИ. Замешан был в этой истории и Яндекс. Он каждый день выделял в своей пятерке главных новостей место для сообщений о новом подростковом суициде. И поэтому каждый день там была соответствующая ветка с заметками на эту тему.

А я тогда отвечала в одном интернет-СМИ за посещаемость, и поэтому все время отслеживала, на какую тему идет народ. И я прекрасно видела, что на заметки про подростковые суициды практически никто не шел. А ведь все интернет-СМИ, которые принимали участие в той кампании, тоже в первую очередь должны были ставить заметки только на те темы, которые привлекают множество людей. Тут же они тратили время и силы впустую. Зачем они это делали? То ли это был какой-то эксперимент над людьми, то ли тому, кто стоял за всей этой кампанией, просто доставляло удовольствие доводить россиян до суицида. И, кстати, в одной из заметок «Лайф ньюз», опубликованной в рамкой той кампании, говорилось, что девочка-подросток выбросилась из окна только из-за того, что начиталась заметок о непрекращавшихся самоубийствах сверстников – получается, что ее смерть лежит на совести тех, кто принимал участие в этом деле.

На наших глазах появился миф о безгрешности военных суицидов

Сколько человек покончит с собой из-за пропаганды поступка Филипова, мы никогда не узнаем. Однако второй результат этой пиар-кампании уже налицо: наши сограждане начали во всеуслышание оправдывать самоубийства. Очень многие люди, в том числе позиционирующие себя православными, принялись писать в соцсетях, что если военный убьет себя, чтобы не попасть в плен, то это не суицид. Что это чуть ли не героический поступок, так как военный, видите ли, в данном случае, защищал свой народ – убил себя, чтобы под пытками из него не вытянули никакой важной информации. Особенно желательно убивать себя, по мнению таких людей, офицерам, потому что они очень много знают.

Я такие перлы видела в Фейсбуке, что уму непостижимо! Например, какой-то аноним заявил, что «согласно учению Церкви», убийство себя при угрозе попадания в плен грехом не является. Это наглая клевета и на учение Церкви, и на Бога, Который дал Церкви Свое учение. А вдова священника Даниила Сысоева Юлия заявила, что сама подорвала бы себя, чтобы ее не взяли в плен мусульмане: «Кто может понести эти пытки? Да я сама себя подорвала бы на этом месте».

В общем, народ сделал из поступка Филипова такой вывод: убивать себя, чтобы не попасть в плен – это не грех и не суицид.

Многие святые побывали в плену

Между тем, никогда в истории существования Церкви – ни ветхозаветной, ни новозаветной, не было такого подвига и такой доблести, как убийство себя во избежание попадания в плен. Нет ни одного святого, который бы убил себя, чтобы не попасть в руки врагов, или который попытался бы убить себя в таких обстоятельствах.

Но при этом есть множество святых, которые были в плену. На днях Церковь праздновала память 42-х мучеников Амморийских. Это высшие византийские военачальники. Все они попали в плен к мусульманам – не убили себя перед пленением, а попали в руки врагов живыми. Их томили голодом и жаждой в темнице и долго уговаривали принять ислам. Потом мученикам это надоело и они воскликнули: «Да будет проклят Магомет и все исповедующие его пророком!» После этого их убили.

Один из самых известных святых – праведный Иоанн Русский – попал в плен во время Русско-Турецкой войны. Турки потребовали от святого, чтобы он принял ислам. Но он отказался и тогда его стали сильно мучить – били, топили в навозе, жгли волосы и кожу на голове. Праведный Иоанн так и не отступил от Христа, и в конце концов его оставили в этом отношении в покое. Святой провел всю свою жизнь в плену, и за его великие добродетели Господь сподобил его дара чудотворения.

Кроме того, в плену был до своего ухода в монахи преподобный Петр Афонский (он попал в руки врагов, будучи византийским воеводой). В плену был убит татарами благоверный князь Василий (Василько) Ростовский – он туда попал при поражении его войска. Святой Лазарь, князь Сербский, попал во время битвы в руки турок, и те отсекли ему голову.

Святые не убивали себя, хотя и татары, и турки были не менее кровожадными людьми, чем современные боевики, и это ни для кого не было секретом. И вообще настоящие христиане никогда не боялись скорбей, лишений и телесных мучений. Римские чиновники, пытавшие христиан во время гонений, тоже были не менее кровожадными, чем современные боевики. Но члены Церкви мужественно претерпевали все мучения и умирали с выбитыми зубами, с отрубленными руками, с вывалившимися наружу внутренними органами, с выколотыми глазами, с отрезанными языками, а от своей веры при этом не отступали.

Из православного учения святые знали, что Бог не попустит им искушений выше их сил, и что Он все в нашей жизни устраивает для нашего блага. И они покорялись воле Божией и шли и в плен, и на пытки. А после своей смерти получали нетленные венцы. Святитель Николай Сербский писал женщине, которая сделала попытку суицида: «Множество разных испытаний попускает Бог людям, но цель одна – горечью исцелить человеческие души от греха и тем приготовить их к вечному спасению».

Что говорить о святых, если я вообще не могу вспомнить ни одного православного византийского императора и ни одного православного русского князя, который бы умертвил себя на поле боя, чтобы его не схватили враги.

Убивали себя, чтобы не попасть в плен, совсем другие люди. Так поступил отвергнутый Богом царь Саул. В Ветхом завете таким образом говорится об этом поступке первого израильского царя: «И сказал Саул оруженосцу своему: обнажи твой меч и заколи меня им, чтобы не пришли эти необрезанные и не убили меня и не издевались надо мною» (1 Книга Царств, 31 глава). Но оруженосец не захотел этого сделать, и тогда Саул сам пал на свой меч и умер. Вот как оценивает его поступок профессор Санкт-Петербургской духовной академии ХIХ века Александр Лопухин в своей «Библейской истории Ветхого завета»: «Злополучный царь совершает последнее преступление в своей жизни – самоубийство». То есть тот поступок, который прославляется в наших соцсетях (убийство военным себя с тем, чтобы не попасть в плен), выдающийся российский библеист и богослов называет преступлением и самоубийством.

Вопрос о том, можно ли военным убивать себя с тем, чтобы не попасть в плен, рассматривал в свое время блаженный Августин. Он писал в труде «О Граде Божием»: «Но многие-де умерщвляли себя, чтобы не попасть в руки врагов? Но мы рассуждаем не о том, делалось ли так, а о том, должно ли так делать. Ибо здравый разум следует предпочитать примерам. Впрочем, с ним согласны и примеры, но только такие, которые тем более достойны подражания, чем выше по благочестию. Не делали так ни патриархи, ни пророки, ни апостолы. И сам Христос Господь, заповедуя апостолам, в случае гонения на них в одном городе, бежать в другой (Мф. 10:23), мог повелеть, чтобы они предавали себя смерти, дабы не впасть в руки преследователей. Но поелику Он не заповедывал и не повелел, чтобы таким образом переселялись к Нему из этой жизни те, коим Он, как странствующим, обетовал уготовать вечные обители (Ин. 14:2): то какие бы примеры люди, неверующие в Бога, нам ни противопоставляли, ясно, что чтущим единого истинного Бога делать так непозволительно».

Из не библейской, а светской истории я могу вспомнить двух людей, которые убили себя, чтобы не попасть в руки врагов. Это Нерон – древнее чудовище в человеческом обличьи. Он убил себя, чтобы его не схватили заговорщики, решившие свергнуть его с императорского престола. А также это Гитлер – он отравился, чтобы не попасть в плен.

Самоубийство пытаются оправдать передергиванием фактов из житий святых

Еще фейсбучные певцы самоубийства пытаются оправдать суициды военных примерами из житий святых, заявляя, что самоубийцы были причислены Церковью к лику святых. И это тоже страшная клевета – на сей раз на святых и на Церковь.

Эти граждане приводят в пример мученицу Домнину с ее дочерями мученицами Вероникой и Проскудией. Когда воины схватили этих женщин, святая Домнина сказала, что их могут отвести в публичный дом, и тогда они станут своим блудодеянием служить бесам. После этого все три мученицы ради сохранения своего целомудрия бросились в реку и утонули.

Кроме того, жертвы пропаганды приводят в пример святую деву Пелагию. Когда воины пришли за ней, она ради сохранения своего девства бросилась с верхнего этажа дома и разбилась насмерть.

Я еще этим умникам могу сообщить третий подобный случай. Мученицу Евфрасию отдали одному воину, чтобы он надругался над ней, а потом убил. Святая очень просила Бога, чтобы Он сохранил ее девство. Когда воин привел ее в спальню, она сказала, что знает одну траву, которая делает человека неуязвимым, но сорвать ее должна только дева. Воин вывел мученицу Евфрасию на улицу. Она сорвала какую-то траву, и сказала, что сейчас продемонстрирует действенность этого средства. Святая приложила траву к своей шее и сказала ударить по ней мечом. Воин ударил и мученица Евфрасия умерла.

Больше таких случаев не было, хотя мучениц, причисленных к лику святых – и поименованных, и непоименованных – было видимо-невидимо. И некоторых из них приводили в публичные дома, но Бог защищал их – или их вызволяли оттуда воины-христиане, или происходило какое-нибудь чудо. А когда мученице Ирине Аквилейской пригрозили публичным домом, она ответила, что насильственное осквернение тела не вменяется пострадавшей женщине в грех, и что она надеется на награду от Бога за такое поругание. Но святую до публичного дома не довели – ее отбили ангелы.

Из трех приведенных мною примеров видно, что все эти женщины выбрали смерть ради сохранения своего целомудрия, а не для того, чтобы избежать пыток, некомфортных условий содержания в тюрьме или чтобы не выдать под пытками имена и места убежищ скрывавшихся от гонителей знакомых христиан.

Архимандрит Рафаил (Карелин) как-то раз сказал, что есть только три случая, когда, человек, убивший себя, не лишается отпевания и поминовения в Церкви:

1. Когда женщины убивали себя, чтобы сохранить целомудрие. И такие случаи не осуждались Церковью, а прославлялись ею.

2. Если самоубийца был душевнобольным человеком и наложил на себя руки в невменяемом состоянии.

3. Если самоубийца перед смертью покаялся на исповеди в содеянном.

А блаженный Августин вот как отвечал в своем труде «О Граде Божием» на вопрос о святых женщинах, которые убивали себя ради сохранения целомудрия: «Но, говорят, многие святые женщины, избегая, во время гонения, преследователей своего целомудрия, бросались в реку с тем, чтобы она унесла и потопила их; и хотя они умирали таким образом, их мученичество однако же весьма чтится кафолическою Церковью. — Не осмеливаюсь судить об этом необдуманно. Повелевал ли Божественный авторитет какими-нибудь, заслуживающими доверия, свидетельствами, чтобы Церковь чтила подобным образом их память, — не знаю; может быть — и так. Что если женщины эти поступили таким образом не по свойственной человеку ошибке, а в исполнение Божественного повеления, не заблуждаясь, а повинуясь, подобно тому, как должны мы думать о Сампсоне? А когда повелевает Бог и не оставляет никаких недоразумений относительно того, что повелевает Он, — кто сочтет послушание преступлением? кто обвинит благочестивую покорность? Но отсюда не следует, чтобы всякий, кто решился бы принести своего сына в жертву Богу, не совершил бы преступления потому, что похвально поступил подобным образом Авраам».

Не надо выискивать в житиях святых исключения из правил и пытаться ими оправдать страшные грехи. И не надо себя сравнивать со святыми. Святые были неординарными людьми, они состояли в общении с Богом, и Бог вел их ко спасению зачастую нетривиальными путями. Я могу привести множество примеров тому. Например, преподобный Алексий, человек Божий, был сыном высокопоставленного византийского чиновника. Он мог бы и сам стать чиновником, и зарабатывать себе этим на жизнь. Но по повелению Бога святой тайком ушел из родительского дома, уехал в другой город и начал просить там милостыню, сидя возле церкви. На это и жил. И так прошло 17 лет. Формально это было грехом тунеядства. Но поскольку преподобный Алексий выбрал этот путь по повелению Бога, это был подвиг. И Бог прославил этого Своего угодника – когда святой умер, все, прикасавшиеся к его телу, избавлялись от своих болезней.

А если кто-нибудь из наших современников самовольно возьмет на себя такой подвиг, уволится с работы и начнет просить милостыню возле метро, его уже через пол часа попрошайничества изобьют до полусмерти представители мафии нищих, и весь этот самочинный подвиг закончится госпитализацией с последующим возвращением на свою работу.

Некоторые фейсбучные защитники самоубийства еще возводят хулу на тех мучеников, которые приходили к мучителям и говорили, что они христиане, после чего их начинали пытать, а потом убивали. Пишут, что они тоже самоубийцы. Однако у тех мучеников, которые добровольно приходили к мучителям и объявляли, что они христиане, была такая сильная любовь к Христу, что они хотели пострадать за Него и умереть за Него. Некоторым нашим современникам Господь давал испытать это удивительное и очень сильное чувство – например, преподобному Паисию Святогорцу, и, если мне память не изменяет, и у преподобного Силуана Афонского тоже такое было. Кроме того, Бог Сам таинственным образом призывал мучеников на подвиг – например, посредством сонного видения. Таким образом, мученики самоубийцами не являются.

О Евпраксии Зарайской

Что касается княгини Евпраксии Зарайской, историей которой апологеты самоубийства тычут в нос нормальным людям в соцсетях (эта княгиня, защищая свое целомудрие от татар, бросилась с верхнего этажа терема с грудным сыном на руках, и погибла с ним), то нет такой святой в церковном календаре. И ни в каких православных книгах я о ней не читала. Только в интернете пишут, что княгиня Евпраксия является местночтимой святой. Если кто-то считает, что она святая, то пусть собирает соответствующие документы и подает их в общецерковную комиссию по канонизации.

Потому что причисление к лику местночтимых святых настолько упрощено, что в конце концов привело к такому безобразию, как канонизация так называемого Феодосия Кавказского. Синодальная комиссия по канонизации пять раз отказывала Ставропольской епархии в канонизации этого проходимца. Тогда ныне покойный митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон причислил Феодосия к лику местночтимых святых. Проходимец Феодосий контрабандой вывез золото из Иерусалима, и за ним гналась иерусалимская полиция. По возвращении в Россию он в храм не ходил, не исповедовался и не причащался, некоторые священники запрещали людям ходить к нему, никто его не отпевал, а книга про него – это, извините, бред сивой кобылы.

Я не говорю, что княгиня Евпраксия не является святой. Но это очень сложный случай – я еще никогда не видела в житиях, чтобы кто-нибудь из святых убивал невинное создание (ребенка) и умирал после этого без покаяния. Я считаю, что сложные случаи должна рассматривать Синодальная комиссия по канонизации.

Что сейчас происходит?

Судя по всему, до провозглашения антихриста мировым правителем остается максимум несколько десятилетий. Сейчас идет спешная подготовка к тому времени, когда люди будут полностью погружены в бездны греха и совершенно дезориентированы в нравственном плане – только в этом случае они проголосуют на выборах за этого лицемерного подонка – антихриста. Людей к этому начали готовить давно, и многие уже находятся в состоянии безумия.

На Западе это все началось гораздо раньше, чем у нас, и вот что говорил архиепископ Аверкий (Таушев) в ХХ веке о европейцах, что теперь применимо и к россиянам: «Черное называют белым, а белое – черным, оправдывают все страсти и пороки, а подлинную скромную добродетель оклеветывают, возводя хулы и чудовищные обвинения на тех, кто разоблачают порок и не желают участвовать в явных преступлениях, попирая свою совесть». Вот и тут мы видим, что самоубийство, этот позорный и крайне греховный поступок, называют героизмом и доблестью, а на людей, которые восстают против этого, набрасываются как стая разъяренных собак.

А вот что писал в ХХ веке преподобный Иустин (Попович): «Вся деятельность антихриста и всех его предтеч в роде человеческом имеет одну цель: все законы Божии, законы Христовы провозгласить плохими, опасными, убийственными для людей и для рода человеческого. Поэтому их требуется отвергнуть и заменить другими законами, противного содержания и обратного смысла: Христа заменить антихристом, все Христовы законы – законами антихристовыми». И в данном случае мы видим этому подтверждение. Христос учит нас через учение Церкви терпеть все ниспосылаемые Им скорби с благодарностью и до конца, так как они служат к очищению нас от грехов и страстей, а пользователи соцсетей нам внушают, что Господь посылает некоторым людям непосильные испытания в виде пыток и плена, и их надо избегать путем самоубийства. Бог нам сказал: не убей (ни другого, ни себя), а фейсбучные слуги сатаны говорят: убивать себя не только можно, но в иных случаях и нужно.

Бесы довели православного до того, что он водрузил памятник самоубийце за его суицид

Во время локальных стычек в соцсетях между противниками и защитниками самоубийства всплыла одна чудовищная история.

Во время Великой Отечественной войны генерал Михаил Ефремов оказался вместе с солдатами в окружении. Немцы предложили ему сдаться – он этого не сделал. Советское командование прислало за ним самолет, чтобы он улетел – он и этой возможностью не воспользовался. А потом взял и застрелился. Это уже однозначно самоубийство, страшный грех.

На беду наших сограждан об этой истории узнал влиятельный в общественно-политической тусовке человек – действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса Александр Щипков. Ему показалось, что Ефремов совершил подвиг, застрелив себя из пистолета, и он развил бурную деятельность по прославлению генерала, запутываясь все больше и больше в сетях греха, и вовлекая в орбиту этого греха все новых и новых людей. При этом надо сказать, что Щипков является православным человеком. Начал он с того, что вписал имя самоубийцы Ефремова в записку, которую подал на литургию – это страшный грех. Потом попросил жену вписать имя самоубийцы в записку, которую она подала на панихиду – и это тоже большой грех, причем, Щипков вовлек в него свою жену.

А дальше все понеслось со страшной скоростью. Александр Щипков пробил установку памятника Ефремову в Тарусе. Выбил на него деньги из председателя Совета Федерации Сергея Миронова. Вовлек в изготовление памятника суициднику скульптора. Кроме того, я нашла в Сети фотографии, на которых видно, как возле этого памятника стояла колонна подростков, а взрослые мужики что-то вещали. Надо полагать, мужики прославляли самоубийство в присутствии детей. Потому что когда ставят памятники суицидникам Цветаевой или Есенину, то могут сказать в оправдание: «Мы это сделали ради их великой поэзии, выше которой мы ничего в этой жизни не знаем и знать не хотим!» А в случае с Ефремовым таких оправданий нет – генералу поставили памятник только за самоубийство. И надпись на памятнике соответствующая: «Не предавшему Родину и солдат». Если бы генерал улетел из немецкого окружения на самолете, Щипков бы не завелся, и прославления генерала бы не было.

На достигнутом Щипков останавливаться не собирается. В конце 2011 года он заявил в интервью православному СМИ «Татьянин день», что будет добиваться, чтобы рассказ о Ефремове включили в школьные учебники.

Причем, Александр Щипков мог бы дать молодежи другой нравственный ориентир с похожим героическим поступком, но без страшного греха – суицида. И пример этот из житий святых. Благоверный князь Михаил Тверской из-за клеветы был посажен татарским ханом под стражу. Однажды слуги хана приготовили ему проводников и лошадей для побега, но святой сказал: «Избави меня Бог бежать. Если я сам и спасусь, а мои люди останутся в беде, – то какая же мне слава? Нет, лучше да будет воля Божия!» А вскоре после этого его убили.

Причем, Щипков еще и продавил отпевание Ефремова. В этом деле оказались замешаны минимум три священника и два архиерея. Я их не осуждаю, потому что не знаю, какая тогда была ситуация, какие у них были отношения с Щипковым, и еще много чего другого не знаю. Но получить за произошедшее они могут вместе с застрельщиком этого дела. Я немало лет назад от большого ума написала в двух статьях в интернет-СМИ, что о самоубийцах можно молиться дома и можно подавать о них милостыню. И после этого у меня такие последствия были, что мало мне не показалось, и я еле от них избавилась, несмотря на то, что была воцерковленной и покаялась в этих своих рекомендациях на исповеди, и при случае писала в соцсетях, что молиться о суицидниках нельзя даже дома. Все прошло только после того, как в одной газете опубликовали мою статью, в которой я среди прочего написала, что о самоубийцах ни в коем случае молиться нельзя.

Один священник в свое время вот что написал в Сети об отпевании Ефремова и о том, к каким страшным последствиям может привести прославление этого самоубийцы (не знаю, захотел бы он, чтобы я написала его фамилию, или нет): «По моему убеждению, патриарх Кирилл и члены Синода совершили ошибку, идя на поводу у патриотической общественности, отпев генерала Михаила Ефремова. Никогда наша Церковь не отпевала воинов-самоубийц. Ни в Московском царстве, не в Российской империи, ни сейчас. Явно попирать церковные каноны никому не дано. Будущие самоубийства солдат и офицеров, оказавшихся в трагических ситуациях, будут на совести благословивших и отпевших генерала-самоубийцу, пускай и героя. И горе тем, кто растиражировал это событие, и одобрившим».

Еще могу сказать, что у самоубийц нет никаких шансов на улучшение их посмертной участи. Они находятся в ужасном состоянии, в состоянии непрекращающегося желания убивать, так как они уходят на тот свет во время убийства нераскаянные. А из православного учения известно, что при переходе на тот свет состояние человека фиксируется. И целую вечность самоубийцы не будут иметь никакого покоя – желая кого-нибудь убить, и не имея такой возможности.

И ничьи молитвы они не могут воспринять. Все молитвы о них только бьют по тем, кто пытается им помочь. Архимандрит Рафаил (Карелин) написал в книге «На пути из времени в вечность»: «Я был свидетелем того, как нарушение церковных правил, запрещающих поминовение усопших еретиков и самоубийц, приносило людям тяжелые искушения, а иногда и трагическую смерть». В этой книге архимандрит Рафаил рассказал, что одна его знакомая монахиня заказала отпевание суицидника, скрыв причину его смерти, а потом начала читать по нему келейно Псалтирь. Через много лет она повесилась.

Алла Тучкова, журналист

Tags: об оправдании страшного греха
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author