Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Category:

Журналистка РИА «Новостей» написала донос на тех, кто приглашал ее на акции

Сегодня я первый раз в жизни видела своими глазами журналистку, которая пришла на акцию активистов, а после нее поехала в полицию и написала заявление. Если бы она совершила такой поступок лет 20 назад, это чудовищное событие быстро стало бы достоянием общественности. Новость взорвала бы кафедру периодической печати факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова, а представители ведущих федеральных СМИ выпустили бы совместное заявление. После всеобщего остракизма корреспондентке пришлось бы уйти в какую-нибудь заводскую многотиражку.

Столь эпохальное событие в моей жизни произошло сегодня, 2 августа. Я пришла в Бутырский районный суд города Москвы на заседание по иску Манежа к православной активистке Людмиле Есипенко о реставрации сброшенных ею на пол линолеумов с богохульными картинками художника Сидура. Когда все расселись по своим местам, в зал заседаний запустили свидетельницу – полуголую девушку в легкомысленном розовом платьице. Она оказалась обозревателем сетевого издания news.ru Марией Шустровой.

Девушка рассказала, что в 2015 году она работала в РИА «Новости» в отделе религии и периодически общалась с православным активистом Дмитрием Цорионовом – он приглашал ее на свои акции, а она посещала их в качестве журналистки. Шустрова сообщила, что в августе 2015 года Цорионов анонсировал во ВКонтакте новую акцию, которая пройдет в Манеже, и она отправилась туда. Там на ее глазах Людмила Есипенко сбросила богохульные линолеумы на пол.

Когда после окончания этого заседания мы с Есипенко вышли на улицу, она сказала мне, что эта Шустрова еще в 2015 году, сразу после акции, написала на нее заявление в полицию из-за этих линолеумов. Я прямо ушам своим не поверила.

А когда чуть позже Людмила по моей просьбе прислала мне фото заявления Шустровой, я вообще, извините за выражение, выпала в осадок. Вот текст этого заявления: «Прошу вас рассмотреть происшествие, которое случилось 14 августа по адресу Манежная площадь, дом 1. Меня возмутило, что представители православного общественного движения «Божья воля» во главе со своим лидером Дмитрием Цорионовым по прозвищу Энтео и его помощницы Милы Одеговой 14 августа специально заранее договорились, прибыли в Манеж на выставку «Скульптуры, которых мы не видим». По прибытии активисты разбили рельефы и скульптуры на религиозную тематику из-за того, что они якобы оскорбляют чувства верующих. Всего пострадали 4 рельефа и 2 скульптуры. Меня возмутило, что охрана не вмешивалась и не пыталась остановить активистов, разрушающих произведения искусства эпохи постмодернизма».

Текст заявления был написан в тот же день, 14 августа. Шустрова так объяснила сегодня суду, зачем 14 августа поехала в полицию (где она и написала свое завление): ее коллеги не могли узнать, задержали ли активистов, и она отправилась в качестве свидетеля происшествия в Манеже, чтобы посмотреть, что творится в отделении. Когда Людмила Есипенко сидела в обезьяннике, она видела, как Мария Шустрова расхаживала по отделению. Помимо журналистки заявление на активистов также написала хранительница Манежа Вера Трахтенберг. Вскоре было возбуждено уголовное дело. Мария Шустрова стала свидетелем обвинения. И мир не вздрогнул, и из журналистики ее после этого с позором не выгнали.

Вообще, по-моему, писать доносы в полицию на тех, кто приглашал тебя к себе на акции и у кого ты брала комментарии, – это не только нарушение журналистской этики, но и самый настоящий аморальный поступок.

Когда в нашей стране существовала настоящая журналистика, нас на журфаке МГУ имени М.В.Ломоносова учили, что сотрудник СМИ должен быть независимым и никому никогда не служить – ни власти, ни отдельным организациям. В те времена, если кто-нибудь приносил в ведущее федеральное СМИ заметку, в которой вставал на сторону одной из сторон конфликта, этого человека считали или непрофессиональным дураком, или изготовителем заказушных материалов. А уж о том, чтобы журналист известного СМИ написал бы донос на тех, о ком писал материалы, не могло быть и речи. Если бы такое несчастье случилось с каким-нибудь корреспондентом, это был бы такой скандал городского масштаба, что на карьере этого человека можно было бы поставить крест.

Но не так сейчас. Народ привык ко всякому абсурду, который начал твориться в нашей стране после того, как в Кремле укоренился Путин. Поэтому мало кто удивится и дикому поступку Марии Шустровой даже после того, как я предам его огласке.

Высокопрофессиональные журналисты, работавшие в ведущих федеральных СМИ и приносившие своим начальникам сенсационные материалы, теперь трудятся маникюршами, нянями, массажистками, изготовителями бижутерии. Некоторые сидят на шее у своих жен и мужей. Некоторые сдают лишнюю квартиру и живут на эти деньги. А люди, которые и писать-то не умеют, и мозгов-то у них нет, и нравственность-то у них убогая, работают в известных СМИ.

Причем, я не могу сказать, что эти последние живут в полном шоколаде. Представители органов власти и собственное начальство их и за людей-то не считают. Современные журналисты являются рабами, которые должны не только беспрекословно подчиняться своим хозяевам, но и трепетать перед каждым должностным лицом. За один только критический вопрос на пресс-конференции их могут мигом уволить. Это не преувеличение. Мне рассказывали, как сотрудница одной известной газеты задала острый вопрос чиновникам Московской области. Те после пресс-конференции тут же позвонили в редакцию. И когда бедная женщина приехала на работу, ей сообщили об увольнении. Также жестко карается и любое другое непослушание.

К журналистам федеральных СМИ предыдущего поколения было совсем иное отношение. Они могли писать все, что считали нужным. Перед ними открывались даже закрытые двери, а если они не открывались, то журналисты поднимали такой крик, что с ними после этого начинали считаться. Бывали даже случаи, когда высокопоставленные чиновники звонили корреспондентам известных СМИ, благодарили их за критику и обещали исправить недостатки.

Какой-то бывший тележурналист написал несколько лет назад, что когда он включает телевизор, то сильно удивляется тому, какие репортажи делают те люди, которые пришли на смену ему и его товарищам. Он также пишет, что стало с теми, кто, как и он, оказался не нужен современной тележурналистике – один стал пиарщиком, другой стал чуть ли не сантехником, третий спился. Заканчивал свой текст этот человек примерно так: но я верю, что придет время, когда успешные и востребованные позавидуют спившимся и забытым.

А я не верю в то, что придет это время, потому что перед концом света не приходится говорить о переменах к лучшему. Я верю в воздаяние в иной жизни. Мне кажется, что на Страшном суде весь мир увидит, сколько Господь дал сейчас России настоящих журналистов и настоящих депутатов. И тогда те люди, которые занимали чужие места, возрыдают и со стыдом отправятся в уготованное им место.

Алла Тучкова, журналист

Tags: путинский режим
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author