Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Суд над Людмилой Есипенко: вместо Цорионова пришла журналистка

В четверг на очередном заседании Бутырского районного суда города Москвы по иску Манежа к православной активистке Людмиле Есипенко допросили написавшую на нее заявление в полицию журналистку. Она сказала, что во время борьбы с богохульством активисты схватили протестовавшего против их действий корейца за грудки, а возмущавшихся женщин попросили замолчать.

На фото: кадр с акции в Манеже

На это заседание приглашали нескольких свидетелей по уголовному делу, по которому проходила Есипенко, в том числе бывшего православного активиста Дмитрия Цорионова. В самом начале заседания судья Анна Бойкова начала справляться у секретаря, почему не пришел Цорионов. Та ответила: «По телефону не отвечает».

Судья спросила: «Есть повестка?».

На что секретарь ответила ей на таком мудреном канцелярском языке, который неискушенному человеку понять невозможно. После заседания адвокат Есипенко Екатерина Бек перевела мне ее фразу на обычный язык: «Повестку не взял».

Почему не пришли два другие свидетеля, разбираться не стали. Пригласили в зал единственного пришедшего свидетеля – свидетеля обвинения, обозревателя сетевого издания news.ru Марию Шустрову. Это оказалась довольно сильно оголенная симпатичная девушка. В 2015 году, когда произошли события в Манеже, Шустрова работала в отделе религии РИА «Новости».

«Я должна была отслеживать акции православных активистов, – начала свой рассказ о событиях 14 августа 2015 года Шустрова. – Бывший лидер движения «Божья воля» Дмитрий Цорионов бросил клич ВКонтакте, что в Манеже проходит богохульная выставка, и все неравнодушные люди должны собраться возле Манежа. Так как акции у этих ребят обычно были яркие, и заметки о них хорошо читали, я решила туда отправиться. Я приехала, встретила Цорионова возле здания Манежа. Взяла у него коротенькое интервью, после чего увидела, что члены движения «Божья воля» покупают билеты и проходят на выставку в Манеж. Я также купила билет и проследовала за ними.

Анна Бойкова спросила: «Сколько было активистов?»

– Больше десяти. Сначала они кучковались неорганизованно. Я слышала от них: «Мы сейчас вызовем полицию». Потом я услышала: «Мы уже вызвали полицию». После чего Дмитрий Цорионов проследовал к выставке. Там на тарелке лежала какая-то тряпичная голова. Он ее схватил, скинул с тарелки, тарелку разбил. А Людмила начала отрывать гравюры и разбивать их об землю с громкими криками, что это богохульство, и что так нельзя. Я скорее начала надиктовывать на выпуск заметку о том, что православные активисты громят выставку в Манеже. Дальше в дело вмешалась полиция. Мои коллеги никак не могли дозвониться до пресс-службы полицейских, чтобы узнать, задержали ли православных активистов или они доставлены в участок как потерпевшая сторона. А выяснить это надо было оперативно. Тогда я решила ехать вслед за полицейской машиной с активистами в качестве свидетеля – это была единственная возможность выяснить оперативно, задержали их или нет. Я дала свои свидетельские показания. Меня выпустили. Я увидела, что ребята сидят за решеткой, и поняла, что их задержали.

– Кто-нибудь из охранников делал замечания активистам? Их пытались остановить? – спросила судья.

– Честно говоря, я не увидела активных действий со стороны охранников. Все немного прифигели. Никто не ожидал такого. Там был молодой кореец. Одной из целей его путешествия в Россию было посещение этой выставки. Он был немного шокирован происходящим. Кореец был схвачен Цорионовым и другими православными активистами за грудки. Некоторые женщины пытались возражать и говорили: «Что же вы творите? Что же вы делаете?». Им велели молчать.

– Ответчик у нас тут присутствует, – сказала Анна Бойкова. – Это эта девушка?

– Да. Я неоднократно освещала акции православных активистов и много раз видела Людмилу. Дмитрий Цорионов возглавлял движение, а всю черную работу типа подложить голову свиньи к театру Табакова или разгромить скульптуры в Манеже – это выполняла всегда Людмила. Их периодически задерживали.

– Есть вопросы к свидетелю?

У юриста Манежа вопросов не было. А адвоката Есипенко Екатерину Бек заинтересовало, каким образом были прикреплены линолеумы, так как на предыдущем заседании выяснилось, что Манеж хочет за деньги Людмилы Есипенко убрать с линолеума остатки скотча. Бек попросила Марию Шустрову объяснить, как активистка бросала куски линолеума на пол.

– Они были чем-то прилеплены. Был такой звук, как будто липкая лента отрывается.

– То есть скотч был, – заметила Екатерина Бек, и спросила, откуда свидетельница знает Людмилу Есипенко.

– Я держала связь через Дмитрия Цорионова. Мы с ним друзья ВКонтакте. И когда у него что-нибудь планировалось, он мне скидывал информацию. Либо я задавала Цорионову вопросы и он мне давал комментарии. С Людмилой я никогда не взаимодействовала. Только видела ее на акциях.

Поскольку больше никто из свидетелей не пришел, заседание пришлось закончить уже минут через 20 после его начала. Новое заседание назначили на 23 августа, на 12.00. Оно состоится в 701-м зале. Людмила Есипинко ждет на заседании всех желающих. С собой надо иметь паспорт.

После заседания Есипенко сказала мне, что тот кореец, про которого говорила Шустрова, на самом деле не приехал в Россию для посещения выставки, а учится здесь в аспирантуре. Кроме того, она сообщила, что Мария Шустрова в полиции на самом деле не дала свидетельские показания, а написала заявление на православных активистов. Копию этого заявления Людмила Есипенко чуть позже прислала мне по электронной почте. Моя статья об этом факте «Журналистка РИА «Новостей» написала донос на тех, кто приглашал ее на акции», находится здесь.

Алла Тучкова, журналист

Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author