Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Инокиня Евгения (Сеньчукова) уже откровенно издевается над православием

Портал «Православие и мир» опубликовал статью инокини Евгении (Сеньчуковой) о двунадесятом празднике – Воздвижении Креста Господня. Авторша «Правмира» почти открыто пишет, что события, легшие в основу этого праздника, являются вымыслом. Но этого инокине Сеньчуковой мало: она еще и нагло утверждает, что никогда не существовало священномученика Кириака, патриарха Иерусалимского.

Подозрительная наглость видной модернистки

Еще архимандрит Рафаил (Карелин) в свое время заметил, что модернисты «нигилистски относятся к Священному Преданию, традиции и преемственности». Не так давно «Правмир» взялся за борьбу со Священным Преданием в той его части, которая касается двунадесятых праздников. Несколько неделей назад этот портал опубликовал статью священника Сергия Круглова, в которой утверждалось, что обстоятельства, легшие в основу праздника Рождества Пресвятой Богородицы, – это вымысел. Но излагал автор эту свою точку зрения с обычными для модернистов ужимками – противореча сам себе. К этой уловке еретики прибегают, чтобы их не смогли поймать на явном восстании против православного учения.

И инокиня Евгения (Сеньчукова) до недавних пор тоже излагала свои еретические мысли в «правмировских» статьях с использованием противоречий. А тут она по каким-то причинам настолько осмелела, что завила в статье с хамским названием «Разгребаешь кучу мусора, а на дне ее – забытый Крест», что события, легшие в основу праздника Воздвижения Креста Господня, являются мифическими, почти без всяких противоречий.

Сведения для статьи инокиня почерпнула из сборника католических легенд

Начала свою статью инокиня Сеньчукова с такого предложения: «Будем говорить честно: история обретения Креста Господня звучит для современного уха совершенно неубедительно». А дальше уже пошло-поехало: и рабочие, которые искали Крест Христов, могли за деньги откопать не только Крест, но и «кости того плотника, который этот крест выпилил», и под пытками иудей, у которого спрашивали, где зарыт Крест, мог показать все, что угодно. И вообще, как заявляет нам авторитетно инокиня-модернистка, Иерусалим к тому времени уже два раза был разрушен, и к тому же «попробуйте найти остатки конкретного бревна, замененного тридцать лет назад в доме, который сгорел до основания». Для нее Крест, на котором распяли нашего Спасителя – это то же самое, что бревно в доме. И она открыто, никого не стесняясь и не боясь, заявляет об этом.

Но инокиня и на этом не успокаивается и продолжает: «Сложно предположить, что почти двести лет спустя от даже самой крепкой человеческой памяти хоть что-то осталось. Где уж было сохраниться деревянным крестам, выброшенным на помойку? И тем паче какой-то особый хранитель преданий старины иудей Иуда, чьи бабушки и дедушки не могли входить в город больше одного раза в год, а в редкие посещения вряд ли интересовались Голгофой и свалкой с крестами – фигура совсем фантастическая. Предание об исцелении тяжелобольного и воскрешении умершего с помощью обретенного креста скептик даже не будет рассматривать».

Чтобы еще больше поглумиться над христианами и их верой, инокиня Евгения (Сеньчукова) добавляет про этого Иуду: «Сказочная «Золотая легенда» не зря говорит, что Иуда принял крещение и стал епископом Иерусалима Кириаком, принявшим мученическую кончину в царствование Юлиана Отступника».

Я поинтересовалась в Яндексе, что такое «Золотая легенда», на которую ссылается авторша «Правмира». Оказалось, что это сборник католических легенд, составленный в 1260 году. Для инокини Сеньчуковой иудей Иуда, показавший царице Елене местонахождение Креста Господня, – это фантастический персонаж, а история его жизни – сказка. Между тем, для нас, православных, этот человек является святым. В «Житиях святых» святителя Димитрия Ростовского говорится, что Иуда, крестившись с именем Кириак, стал епископом Иерусалима и после своего страдания был причислен к лику священномучеников. Его память празднуется 28 октября по старому стилю.

Опровержения от инокини Евгении (Сеньчуковой) ее слов о том, что история праздника Воздвижения Господня является вымыслом, практически нет. Вот эту фразу вряд ли можно назвать полноценным опровержением: «Но почему-то мы в эту историю верим. Сердцем верим. Что-то в душе на нее отзывается. Наверное, потому, что эта история – она про душу как раз и есть. Потому, что вся эта история – про покаяние и возвращение ко Христу. Вернее, об обретении Его. Он никуда от нас не уходил, Он все время стоял рядом с нами». А дальше авторша начинает плести какую-то запутанную аллегорическую историю о душе и грехе, как душа куда-то уходит, а тут вдруг Крест появляется, а там и вера – царица Елена, возникает. То есть в этой статье модернистка почти открытым текстом говорит: в историю обретения и воздвижения Креста Господня она не верит, верить никому не советует, а рекомендует понимать все аллегорически.

Между тем, из Катехизиса святителя Филарета Московского следует, что Священное Предание, в состав которого входят и события двунадесятых праздников, также достоверно, как и Священное Писание. Из этого следует, что инокиня Сеньчукова лжет и толкает читателей «Правмира» на путь, ведущий в ад. Потому что человек, не верящий Церкви, в которой хранится истина, не имеет надежды на спасение.

«Правмир» гонит людей из Церкви

Кстати говоря, борьба с христианскими праздниками началась уже давно – еще в ХХ веке. В Советском Союзе в 20-е годы для того, чтобы народ забыл церковные праздники, начали вводить новые. Например, день вступления в РКСМ стал комсомольскими именинами. Появились коммунистические свадьбы и похороны. Начали праздновать день поступления на завод. По инициативе ЦК РКСМ вместо Покрова Богородицы стали отмечать День урожая. Ильин день стал Днем электрофикации, праздник Пресвятой Троицы – днем древонасаждения.

О том, как на Западе в середине ХХ века боролись с христианскими праздниками, сказал архиепископ Аверкий (Таушев) в своей проповеди: «Почти все христианские праздники уже уничтожены и заменены праздниками «гражданскими». Величайший святой христианской Церкви, который должен был бы служить для всех примером подражания ему в подвигах христианской добродетельной жизни, святитель Николай Чудотворец, архиепископ Мирликийский, обращен в какого-то фантастического старика, служащего потехой для детей. Пасха Господня, совпадающая всегда с воскресным днем, давно уже сведена «на нет» (кто же из современных «культурных» людей может серьезно верить в воскресение из мертвых!). Из другого величайшего христианского праздника Рождества Христова, внешнее, наружное празднование которого еще сохранилось, искусно вынуто его содержание, и он сделан интерконфессиональным «сезонным праздником». Газеты и журналы, издаваемые в миллионах экземпляров и распространяемые по всем пяти частям света, усиленно доказывают, что этот «сезонный праздник» не имеет никакой связи с рождением Христа и что он праздновался еще за несколько тысяч лет до Рождества Христова».

И вот теперь в борьбу с христианскими праздниками вступили авторы «Правмира». Прикидываясь православными, они пытаются отвратить от этих праздников тех людей, которые находятся внутри Церкви. Потому что когда некоторые легковерные россияне поверят в то, что двунадесятые праздники основаны на мифических событиях, они перестанут их отмечать, а в какой-то момент и вовсе уйдут из Церкви.

Алла Тучкова, журналист

Tags: "Православие и мир", ересь модернизма
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author