Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Борьба с ювенальным ГУЛАГом и цифрофашизмом не заинтересовала карманные СМИ

В минувшую субботу в Москве прошли два митинга – «яблочники» и коммунисты протестовали против сноса здания кинотеатра «Соловей», а православные озвучивали чудовищные данные о том, как государство изгаляется над школьниками и многодетными семьями. Однако российские СМИ, в том числе и так называемые оппозиционные, опубликовали заметки только о мышиной возне из-за сноса здания кинотеатра. О по-настоящему оппозиционном православном митинге никто из них не сообщил.

На картинке: один из плакатов митинга против цифрофашизма и ювенальной юстиции

Кстати говоря, произошла интересная накладка с местом проведения православного митинга. Сначала московские чиновники прислали организаторам разрешение провести это мероприятие возле станции метро Улица 1905 года, рядом с памятником. А чуть позже из мэрии пришла бумага, сообщающая, что на этом же месте, в этом же время, пройдет митинг в защиту здания кинотеатра «Соловей».

Такая методика борьбы с неугодными начала апробироваться московскими чиновниками лет 13 назад. Только тогда от этой технологии страдали сами оппозиционеры. Они подавали заявку на проведение митинга, а чиновники им сообщали, что это место занято, так как там в то же самое время пройдет митинг какой-то никому неизвестной группы граждан. И вот теперь, когда Путину удалось полностью раздавать оппозицию, на стороне чиновников начали выступать так называемые оппозиционеры.

Интересно и то, что субботние события подтвердили истину о том, что оппозиционных СМИ в России уже нет. Потому что даже «Новая газета» и «Эхо Москвы» осветили митинг с мышиной возней возле здания кинотеатра, и ничего не рассказали о митинге, на котором затронули серьезные проблемы. Лет пятнадцать назад ни одно уважающее себя издание не отправило бы корреспондента на занудную акцию по защите кинотеатра. Зато нашлось бы множество желающих отрядить журналистов на митинг с конфликтной темой.

Православным пришлось проводить свой митинг за входом в метро Улица 1905 года – чиновники разрешили им собраться на задворках. Чтобы никто не затерялся, православные поставили своих людей с плакатами возле выхода из метро – благодаря этому можно было найти дорогу к месту сбора.

Митинг против цифрофашизма и ювенального ГУЛАГа организовала общественная организация «Родительский отпор». Руководитель этой организации Николай Мишустин объяснил пришедшим, по какой причине он решил сбрать неравнодушных людей: «Новый вице-премьер Акимов заявил на «Транспортной неделе-2018», что в мире цифровых идентичностей человек равен товару. Что это значит? Это значит, что все электронное управление, которое пытаются внедрить в нашей стране до 2024 года, будет воспринимать нас как товар с тем, чтобы мы беспрекословно повиновались машинному управлению. И сейчас, в декабре, Акимов хочет подписать у президента национальный проект «Цифровая экономика» без обнародования этого документа. Этим проектом предусмотрено, что до 2024 года будут отменены бумажные паспорта и всем будут выдавать электронные паспорта. Кроме того, все школы и все ВУЗы станут цифровыми. Дети будут учиться только по планшетам. И это в то время, когда вся Европа отказывается от планшетов, потому что дети слепнут из-за них».

Мишустин сказал, что из-за повсеместного перевода школ на цифровые технологии дети страдают. Для того, чтобы попасть на занятия, школьники теперь должны прикладывать карты к валидаторам. Из-за этого на морозе создаются большие очереди. Кроме того, многие теряют эти карты, а директора из-за этого грозятся начать вводить всем под кожу чипы, так как их потерять невозможно. Про электронные доски, которые теперь вешают в классах, Мишустин сказал, что они вредны для здоровья – на них нельзя смотреть больше пяти минут. Поэтому все страны отказались от них. А у нас дети ходят с красными глазами из-за этих досок, а чиновникам на это наплевать.

«В Перми ввели систему: вся информация, которая собирается под видом персональной помощи, помогает чиновникам следить за каждой семьей. Дело доходит до того, что если мать дважды в месяц не заходит в электронный дневник и не смотрит, что надо учить ее ребенку, ставят вопрос о том, чтобы отбирать у нее ребенка без суда и следствия. Когда кулуарно подпишут паспорт цифровой экономики, тогда уже все те чудовищные и аморальные вещи на уровне цифрофашизма, которые существуют в отдельных регионах, запустят по всей стране», – сказал Мишустин.

Кроме того, он сообщил, что в этом акимовском проекте прописано, чтобы на каждом столбе начали устанавливать датчики и камеры для слежения. «И тогда с каждого столба за вами будут следить. Если введут биометрическую индентификацию, информация о каждом человеке будет в базе. Из Китая нам уже начали поставлять светофоры с камерами. Когда президент подпишет проект, если какой-то человек перейдет дорогу не на тот свет, на него прилетит штраф по биометрической фотографии и по его номеру. В Москве уже каждый год прилетает 12-15 миллионов штрафов на автовладельцев благодаря видеокамерам. У них уже руки отсыхают выписывать штрафы, и они инициируют закон, чтобы роботы выписывали миллионы штрафов. Кроме того, теперь деньги повсеместно переводят на карточки, а если завтра будет взлом электронной системы или обесточивание? Денег не снимите с карты. Что тогда есть? Пластик грызть? Такой безответственной цифровизации, как в нашей стране, нет нигде в мире. Почему? Потому что они привыкли давить каждого из нас, как клопов, поодиночке», – сказал Мишустин.

Руководитель московского отделения «Родительского отпора» Елена Чекан, про которую Мишустин сказал собравшимся, что она «защитила тысячи людей от ювенального ГУЛАГа», подняла вопрос о такой зловещей отрасли медицины как трансплантология.

«После внесения персональных данных детей в электронные базы данных в три раза увеличилась пропажа детей, – сказал Чекан и при этом сослалась на слова какого-то человека, чья фамилия мне лично ни о чем не говорит. – Мы помним Надежду Фратти, которая под видом усыновления вывозила детей из России. Сколько там, 1600 детей, было пущено по линии трансплантологии на органы? И что сказал министр Италии? «Извините, не усмотрели».

Потом слово предоставили руководителю подпольной организации «Много деток – хорошо» Татьяне Боровиковой. Она рассказала, по какой причине ее организация прекратила свое существование в качестве юрлица – организация нажаловались на ювенальщиков в ФСБ, и ее после этого закрыли.

Несмотря на все это, Боровикова и ее соратники до сих пор помогают пострадавшим от ювенальной юстиции. «Многодетные семьи очень часто подвергаются ювенальным преследованиям и клевете. Излюбленное обвинение – это насилие в семье, – сказала Боровикова в своем выступлении. – Мы были вынуждены создать сеть домов милосердия. Что такое дом милосердия? Это когда обычный человек говорит: «Я готов предоставить свой дом на какое-то время семье, которая подвергается ювенальным преследованиям». У меня сейчас живут несколько семей в тех домах, которые я купила на деньги от продажи московской квартиры».

Боровикова сказала, что изъять ребенка из семьи могут за что угодно. Например, в Белгороде семья пострадала из-за того, что девочка упала во время тренировки на катке, и у нее появился синяк. Об этом синяке чиновникам сообщили воспитатели детского сада.

Также Боровикова рассказала о самом настоящем садизме: «У нас был случай во Владимире, когда родителей мучили допросом с десяти часов вечера до пяти утра. И когда люди уже были совершенно невменяемые, им сказали: «Вот тут и тут подпишите, что со слов детей записано верно». Они подписали. А потом оказалось, что в подписанной ими бумаге говорилось, что мама кормила детей из горшка и что она била детей палкой. Это, конечно, полный бред. Члены этой семьи все время в храме, исповедуются, причащаются, дети ходят в воскресную школу. Прихожане собрали в их защиту 150 подписей».

Боровикова, пытаясь защитить эту семью, дошла даже до уполномоченного по правам ребенка в России Анны Кузнецовой. Но та выслушала ее, а потом пошла по какому-то случаю к Путину и наклеветала на эту семью, сказав, что это один из примеров жестокого обращения с детьми. Потом детей все же вернули из приюта, но с искалеченной психикой. Теперь двоих из них пришлось перевести в коррекционную школу.

Алла Тучкова, журналист

Tags: путинский режим, ювенальная юстиция
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author