Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Когда на православных службах запретят исполнять дьявольские песнопения?

На днях я случайно узнала, что в некоторых продвинутых православных храмах на богослужениях иногда исполняют «Литургию» и «Всенощное бдение» до крайности непорядочного человека – композитора Сергея Рахманинова. Его порабощенность бесам отразилась на музыке – особенно на созданных им песнопениях литургии, слушать которые просто невозможно.

На фото: регент Ульяна Меньшикова

Недавно регент и писательница Ульяна Меньшикова заявила порталу «Православие и мир» что в наших храмах творится какое-то безобразие – поют примитивные хоры, музыку великих светских композиторов презирают. «Рахманинов очень прохладно относился к вере, но его «Всенощное бдение» исполняется хорами по всему миру. И вот это все надо перечеркнуть и из могучего хора, который славит Бога в храме, оставить несколько человек, которые петь не умеют? Где логика?», – возмущалась Меньшикова.

Я выяснила через интернет, что Рахманинов написал не только «Всенощное бдение», но и «Литургию», и стала слушать отрывки из этих произведений. Самое страшное – это его «Литургия». Это просто дьявольская музыка, от которой все внутри содрогается. Особенно страшна «Херувимская песнь». Во время песнопений «Всенощного бдения» Рахманинова тоже что-то скребет внутри и терзает душу.

Я посмотрела биографию этого композитора. Оказалось, что это был редкостный моральный урод, и что произведения, исполняющиеся в наших храмах, он написал уже после того, как встал на путь страшного порока. У Рахманинова была невеста (кстати говоря, это была его двоюродная сестра, а браки при таком близком родстве не должны заключаться). И вот при живой невесте композитор завел себе любовницу. А потом он женился на своей невесте – двоюродной сестре, не отказываясь при этом от любовницы. Так этот человек и прожил всю жизнь – будучи женатым на сестре и имея любовницей ту женщину. Это даже для наших безумных времен верх непорядочности и скотства.

Вступил Рахманинов в свой нечестивый брак в 1902 году. «Литургию» он написал в 1910 году, а «Всенощное бдение» – в 1915 году. Вот почему оба эти произведения являются настолько страшными – потому что внутренняя порабощенность композитора греху и дьяволу отразилась на его музыке. Ведь дух человека оставляет отпечаток на том, что этот человек делает.

Я не понимаю, насколько надо быть далекими от Бога людьми, чтобы принимать весь этот ужас за православную музыку и тащить ее в храм. Почему такое несчастье приключилось с регентом Ульяной Меньшиковой – дело вполне объяснимое. Эта женщина в огромных количествах изрыгает злобу через свою страницу в «Фейсбуке» и через свои книги. То есть внутри у нее клокочет эта страшная страсть, которая замутняет ее духовное восприятие. Надо полагать, что и у других людей, которые преклоняются перед церковной музыкой Рахманинова, тоже внутри кипят какие-то страсти, которые мешают им видеть безобразность зла и красоту добра.

Игумен Никон (Смирнов) в своей статье «О церковности богослужебного пения» пишет, что только жизнь по заповедям может научить человека отличать дурную музыку от хорошей: «Духовность пения на клиросе… как ее понять, постичь, стяжать? Она обретается не в курсах по церковному пению, не на спевках, не в прослушивании звукозаписей. Как Царствие Божие не приходит видимым образом, но внутри человека есть (Мф.17:21), так и духовность не внешне приобретается, но внутри души зарождается и совершенствуется. Человеку надо начать жить по-евангельски, искать прежде всего Царства Небесного, заняться очищением своего сердца, неуклонно исполнять правила христианской жизни, изживать в себе ветхого человека «со страстьми и похотьми», чтобы не он, но Сладчайший Иисус жил в нем, по слову Апостола Павла: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20). Благодать Божия, вселяясь в очищенное от греховности сердце, просветит его, раскроет очи так, что человек станет совсем иначе зреть на жизнь, на ее смысл и именно со стороны вечности начнет переоценивать все окружающее. Поэтому просвещенная душа будет искать себе сродное, духовное. Все плотское, страстное предстанет уже в своем подлинном мрачном, отталкивающем образе. Духовно живущий человек уже способен распознать, что для души полезно, что вредно; что приближает к Богу, а что отдаляет».

В этой же статье игумен Никон восстает против исполнения в храмах песнопений светских композиторов, в том числе и Рахманинова: «Привнесение светского элемента в богослужебное пение извращает его назначение и цель — одухотворять молитву христианина, делать его причастным сакраментальной жизни Церкви Христовой. Происходит отсюда что-то обратное: светски звучащее исполнение в храме не помогает, а мешает молитве человека. Малоцерковный регент, избрав подобное сочинение, стремясь все свои музыкальные способности вложить в исполнительское искусство, но не в состоянии понять, что данное произведение уводит, увлекает молящихся от подлинного духовного настроения, услаждая слух, но не дух. Ведь «не собирают с терновника виноград или с репейника смоквы» (Мф.7:16). Руководители хоров без должного рассуждения слепо преклоняются подчас перед авторами целых всенощных и Литургий с мировой известностью в светской музыке (П. Чайковский, С. Рахманинов и т. д.), но малокомпетентными в церковном пении. Благоговение перед святыней церковного пения побуждает признать, что «никто не может служить двум господам» (Мф.6:24). Допустимо ли здесь одной и той же рукой композитора сочинять музыку со страстными сценами для очередной оперы и Литургию — святое святых богослужебного круга? «Не можете служить Богу и мамоне» (Мф.6:24). А как мучительно слушать молящемуся в храме театрально звучащие «В молитвах неусыпающую Богородицу» С. Рахманинова, где одно слово «не удержаста» повторяется «на все лады» где-то раз десять, вопреки правилам издревле установленного богослужебного пения».

Игумен Никон (Смирнов) пишет, что древние православные песнопения были дарованы Церкви Богом. «Древняя Христианская Церковь рождала в своих истоках особое пение, надмирное. Что был плод не измышления, не изобретения нового пения, а веяние Духа Святаго, ниспосланного Сыном Божиим, Основателем Церкви, для ее одухотворения. Богослужебное пение в древней Церкви органически проистекало из ее недр и вполне соответствовало высоте уровня духовной жизни тогдашних христиан», – говорится в статье игумена Никона.

Правда, к счастью, нас не травят в массовом порядке церковными произведениями Рахманинова. Известно, что его «Всенощное бдение» периодически исполняют в московском храме в честь иконы Богородицы «Всех скорбящих радость», настоятелем которого является митрополит Волоколамский Иларион. Кроме того, это произведение как-то раз звучало в Саратове – на богослужении, которое возглавлял митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. Что касается «Литургии» этого композитора, то известно, что ее исполняли в московском храме в честь иконы Богородицы «Всех скорбящих радость». В интернете есть записи этого произведения в исполнении Московского Синодального хора и хора Московского Сретенского монастыря.

Хотя, конечно, составить полный список храмов, в которых звучали или до сих пор звучат эти произведения Рахманинова – полностью или частично, невозможно.

Алла Тучкова, журналист

Tags: "Православие и мир"
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author