Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Categories:

Модернисты опять впаривают людям лжеправославие

Архимандрит Савва (Мажуко) на сайте «Правмира» наклеветал на христианство, заявив, что оно не учит людей говорить «нет», и что по этой причине православными можно беспрепятственно манипулировать. Между тем, вся история христианства – это непрекращающийся поток случаев сопротивления членов Церкви не только дьяволу, но и людям.

На фото: архимандрит Саава (Мажуко) выступает на презентации своей книги

Автор нашел в святом православии «трагическую путаницу»

Статья архимандрита Саввы в «Правмире» не имеет ничего общего с настоящим христианством, это подделка под христианство. Там много чего дикого. И, в частности, диким является то, что этот человек выдает за православие толстовство с его непротивлением злу силой.

Вот что пишет архимандрит Савва: «Среди важнейших навыков – способность держать удар, навык принимать решение, искусство говорить «нет». Нас учит этому христианство? Частично мы находим это у святых отцов и аскетов, которые говорят, например, о добродетелях разного рода, требующих воздержания. Но трудно прожить жизнь, если вы не умеете отказывать, например, человеку, который ворует твое время, пользуется твоей дружбой, который тобой манипулирует. А я не умею отказывать, и христианство мне как будто бы говорит о том, что «ты же должен», «глаза вниз и вдоль стены». Это же смирение – надо позволить, чтобы об тебя вытерли ноги – вот пример недоразумения и трагической путаницы. Христианство не говорит, оно не должно об этом говорить, потому что навык говорить «нет», или, если угодно, добродетель отказа, это важнейший навык, без которого взрослый человек вообще не может существовать. Его нужно воспитывать, нужно учиться отказывать».

Тут автор пишет, что христианство учит сопротивляться только в области воздержания. То есть захотел ты спать, но вместо того, чтобы лечь на рогожу, расстеленную на земле, ты встаешь и начинаешь петь псалмы. Или хочется есть, но ты обрекаешь свое тело на голод до вечера. А в случае, если люди начинают тобой манипулировать, ты, по всем христианским законам, должен смириться и позволить им делать с тобой то, что они хотят. Например, хочется соседке украсть твое время пустословием – и будь добр, сиди и смиренно слушай два часа, как она ходила сначала в поликлинику, а потом в супермаркет, а потом на разборки в школу. Или хочется какому-то человеку все время тебя унижать, но ты не имеешь права прервать с ним общение.

Святые сопротивлялись и простым людям, и правителям

Это полная чушь. Смирение – это не когда ты даешь вытирать об себя ноги и разрешаешь манипулировать тобой, а это когда ты себя считаешь хуже всех и не превозносишься ни перед кем.

По Катехизису святителя Филарета Московского, один из грехов против первой заповеди, которая звучит так: «Я – Господь Бог твой, да не будет у тебя богов, кроме Меня», является человекоугодие – это когда угождают людям так, что ради этого не стараются угодить Богу. То есть здесь христианам прямо предписывается сопротивляться тем людям, которые пытаются заставить их грешить.

В древнее время десятки, если не сотни тысяч христиан были замучены до смерти или убиты без предварительных пыток именно за сопротивление. Причем, от одних требовали грубого отречения от Бога – их пытались заставить принести жертвы идолам или принять участие в языческом празднике. А другим предлагали пойти, на первый взгляд, на совершено незначительные уступки, – поклониться идолу, или сказать: «Я не христианин», после чего идти на все четыре стороны, хоть даже обратно к христианам. Но люди предпочитали страшную смерть такому отречению от Бога. Также много христиан подверглось пыткам, заключению в темницы, ссылкам и насильственной смерти во время гонений от еретиков. То есть все эти люди, многие из которых впоследствии были причислены к лику святых, пострадали из-за своего сопротивления.

Очень много сопротивлялись людям преподобные – и даже в тех ситуациях, когда от них не требовали совершить греховные поступки, но когда была опасность растравить какую-то страсть. Например, когда к преподобному Пимену Великому пришла его мать, он не вышел к ней, так как отрекся от мира. Женщина рыдала под дверью келии, но святой остался непреклонным. Потом к преподобному Пимену Великому пришел один человек с просьбой дозволить прийти к нему правителю, а преподобный Пимен сказал, что не хочет видеть у себя правителя. Святой отказался принять этого властителя, боясь, что вслед за ним в келлию повалят толпы народа и лишат его добродетели смирения, введя в пагубную страсть гордости.

В Великом патерике обители Саввы Освященного рассказывается, что преподобный Феодор Фермийский ради безмолвия отказался пойти к умирающему монаху: «Заболел некогда авва Иосиф и послал к авве Феодору сказать: приди, чтоб мне повидать тебя прежде исхода моего из тела. Была тогда середина недели, и он не пошел, а послал передать: если проживешь до субботы – приду; если же отойдешь – увидим друг друга на том свете». Страшно даже представить, какими словами назвали бы преподобного Феодора наши модернистски настроенные певцы всепрощающей и всепоглощающей любви, будь он нашим современником. Они и за меньшие «проступки» обзывают людей в Фейсбуке злобными дрянями без мозгов и совести, вызывающими у них отвращение.

Огромное количество преподобных отказывались от поставления в игумены и в епископы. Хотя в принятии на себя этих обязанностей нет никакого греха.

Святитель Афанасий Великий, пишет о своем учителе преподобном Антонии Великом, как он говорил «нет» еретикам: «Никогда не имел общения с отщепенцами мелетианами, зная давнее их лукавство и отступничество, не беседовал дружески с манихеями, или с другими еретиками, разве только для вразумления, чтобы обратились к благочестию. И сам так думал, и другим внушал, что дружба и беседа с еретиками – вред и погибель душе. Гнушался также и арианской ересью, и всякому давал заповедь не сближаться с арианами и не иметь их зловерия. Когда приходили к нему некоторые из ариан, то, испытав и изведав, что они нечествуют, прогонял с горы, говоря, что речи их хуже змеиного яда».

А со священномучеником Евсевием, епископом Самосатским, произошла такая история. У него был приказ о назначении одного епископа, которого вскоре после поставления на кафедру согнали с нее еретики-ариане. Император прислал к святому гонца с просьбой отдать этот приказ. А священномученик Евсевий сказал гонцу: «Я не отдам общий приговор, вверенный мне, до тех пор, пока все, вверившие мне этот приговор, не соберутся вместе на собор». Тогда император прислал другого гонца с угрозой, что если он не отдаст приказ, то ему отсекут руку. А святой протянул к тому человеку обе руки со словами: «Не только одну правую руку, но и левую отрубите. Все-таки я не отдам приговора, обличающего злобу и беззаконие ариан». Но руки ему отрубать не стали.

И многие другие архиереи сопротивлялись и отказывали императорам. Например, один епарх хотел насильно выдать замуж вдову. Она прибежала за защитой к святителю Василию Великому. Тот тайно отправил женщину в монастырь. Вскоре после этого к святому прибежали слуги епарха и начали искать вдову сначала в храме, а затем в спальне святого. Потом епарх вызвал к себе святителя Василия Великого и с великой яростью стал требовать выдать вдову, грозя в противном случае отдать его на мучения. Но святой остался неприклонен, и от него отстали – на мучения не отдали.

Блаженную Пелагию Дивеевскую много лет истязал муж, требуя, чтобы она отказалась от юродства и начала вести обычную жизнь. Он страшно избивал святую и приковывал ее цепью к стене. Но блаженная Пелагия твердо стояла на своих позициях.

Обладавший даром прозорливости и другими благодатными дарами от Бога подвижник ХХ века схиигумен Савва (Остапенко) рассказал как-то раз архимандриту Рафаилу (Карелину) такую историю: «Одна женщина, подойдя ко мне, хотела попросить благословения на какое-то дело и стала говорить не умолкая. Я сказал ей, что понял. Но она, не обращая внимания на окружающих, не отставала от меня, продолжая говорить. Тогда я взял ее за шиворот и вытолкал из келии». Из этого случая видно, что схиигумен Савва не позволил этой женщине воровать его время.

Пастыри учили паству, кого надо изгонять и избегать

И других людей святые тоже учили говорить «нет» и отказывать. Больше всего учили прерывать общение с людьми, от которых можно получить душевный вред. Например, святитель Иоанн Златоуст говорил: «Как тела часто погибают от заразы испорченного воздуха, так точно и душа часто терпит вред от общения с людьми порочными. Посему не будем считать маловажным вредом общение с дурными людьми, но прежде всего другого станем избегать таких людей, хотя бы это были жены, хотя бы друзья, или кто бы то ни был. Оно губило и великих мужей, каковы Соломон и Сампсон; оно развратило и целый народ иудейский. Обыкновенно, не столько причиняют вреда дикие звери, сколько порочные люди; те явно производят свои ядовитые действия, а эти нечувствительно и неслышно каждый день распространяют заразу, мало-помалу ослабляя силу добродетели».

А святитель Лука Крымский учил говорить «нет» злоречивым и клеветникам: «При чтении первого часа слышим другие слова псалмопевца: Тайно клевещущего на ближнего своего – его изгонял (Пс. 100:5). А мы изгоняем ли тех, кто приходит с языком, разгоряченным осуждением, и начинает нам рассказывать о недостатках и пороках ближних? Мы, уверявшие, что не любим пересудов, разве, подобно псалмопевцу Давиду, когда-нибудь изгоняем ябедников и злоречивых? А надо изгонять».

Не слащавый, а подлинный образ преподобного Серафима Саровского

У нас любят вырывать из жизни преподобного Серафима Саровского один эпизод – о том, как он просил не наказывать людей, покалечивших его, и вплетать этот случай в проповедь псевдоправославия с его теорией непротивления злу силой. А ведь это лишь один эпизод из жизни святого. Преподобный Серафим в той ситуации так поступил, чтобы проявить такую добродетель, как кротость, и чтобы исполнить слова Христа о том, что надо благотворить ненавидящим и обижающим нас. Святой использовал случай с нападением на него для того, чтобы с его помощью подняться еще выше по лестнице добродетелей. А если бы он позволил наказать обидчиков, то не поднялся бы на новые ступени.

В других же случаях преподобный и отказывал людям, и гневался на тех, кто обижал монахинь из опекаемой им общины, и строго выговаривал провинившимся, и сопротивлялся игумену, запрещавшему передавать вещи инокиням. Игумен даже поставил солдат в воротах, чтобы они перехватывали монахинь с сумками, а преподобный Серафим отправлял этих монахинь с сумками через задние ворота, чтобы их не поймали.

Кроме того, преподобный Серафим мог отказать во встрече тому, кто пришел к нему. Как-то раз к святому подошел послушник и сообщил, что его хочет видеть один помещик. А преподобный Серафим на это ответил: «Я умоляю тебя, именем Господним, чтобы ты и впредь бегал таких людей; этот человек – притворщик. Он самый несчастный, самый потерянный человек», и не принял помещика.

И других людей святой учил отказывать. Был случай, когда он сказал монахине не брать в свою келлию на жительство одну женщину.

Михаил Мантуров вспоминал о том, как святой посоветовал ему начать отказывать одному прохиндею: «Бывая в Сарове, и ничего не примечая еще дурного в Иване Тихоновиче, хоть никогда он мне не нравился, я по зову его заходил иной раз к нему напиться чаю. Раз спросил меня батюшка, где я был. «Пил чай у живописца тамбовского» – ответил я. «Во, радость моя! – воскликнул батюшка, – не ходи ты к нему никогда! Это во вред тебе послужит, батюшка! Ведь он зовет-то тебя не теплым сердцем, а чтобы от тебя чего выведать!» С тех пор я перестал ходить к Ивану Тихоновичу. Удивительно, как все знал и как берег нас батюшка!»

А это рассказ монахини о том, как преподобный Серафим не пустил к себе того прохиндея и научил своих гостий не разговаривать с ним: «Раз, будучи с сестрами у батюшки в келье, заслышали мы чьи-то шаги. Батюшка быстро затворил дверь и, прислонясь к ней спиной, говорит нам тихонько: «Тс! Живописец идет!» Слышим, подошел Саровский послушник Иван Тихонов тамбовский, потолкался, потолкался, а мы все молчим... Видит, что заперта дверь, и ушел, а батюшка-то и говорит нам: «Вот, матушки, если он дождется вас и будет вам что говорить про деньги, то вы поклонитесь лишь молча да ничего ему и не говорите!» Пошли мы и действительно, как сказал батюшка, встретили Ивана Тихонова, который поджидал нас и сказал: «Деньги 50 рублей, данные батюшкой, это мои деньги, это я дал, так всем и скажите!» Но мы, помня приказ батюшки, лишь поклонились ему молча и пошли своей дорогой».

Подробно о жизни преподобного Серафима Саровского рассказывается в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» священномученика Серафима (Чичагова).

Алла Тучкова, журналист

Tags: "Православие и мир", ересь модернизма
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author