Алла Тучкова (avt1975) wrote,
Алла Тучкова
avt1975

Category:

Нам надо рыдать о тех дарах, которые мы отдали бесам, а модернисты нас успокаивают

Перед Великим постом отцы Церкви постановили вспоминать на богослужениях притчу о блудном сыне, чтобы люди поняли, до какого скотства они дошли, какое огромное духовное богатство потеряли из-за гнусного и позорного служения бесам, и стали надеяться на милосердие Божие. А модернисты выкинули из притчи весь трагизм положения человека и принялись успокаивать людей, которые и без того находятся в духовной спячке и медленно, но верно, идут к страшной расплате в вечности.

На фото: "Правмир": встреча с одураченными читателями

Во вторую подготовительную Неделю к Великому посту на богослужениях вспоминается притча из Евангелия о блудном сыне. Эту притчу читают на литургии, и, кроме того, она обыгрывается в богослужебных текстах на всенощном бдении.

По этому случаю в «Правмире» опубликовали две статьи – иерея Андрея Мизюка и протоиерея Александра Агейкина. Оба автора освящают притчу односторонне – напирают на тему о милосердии Бога, которая выражена в том, что отец с распростертыми объятиями встретил блудного сына, и на тему о жестокосердии старшего сына, разозлившегося из-за милосердия отца.

На будущность грешника, порвавшего с грехом и вернувшегося в Церковь, эти священники смотрят с большим оптимизмом. Им кажется, что то, что символизирующий раскаявшегося грешника блудный сын отстал от греха и вернулся к отцу, – это уже залог его последующего счастья. Священник Андрей Мизюк пишет: «Весь мрак его растраченной впустую жизни покрывается одним важным решением».

Действительно, эта притча включена в состав богослужебных чтений в том числе и для того, чтобы люди увидели, что Господь милосерд и готов принять любого кающегося грешника. Но помимо этого есть и еще один очень важный смысл. При помощи богослужебных текстов Недели о блудном сыне в сердца православных вкладывается мысль о всей тяжести содеянных ими грехов, о всем позоре и ужасе, в котором они жили раньше. Кроме того, эти тексты наводят на мысль о том, какое огромное богатство мы добровольно отдали бесам, чтобы они растоптали его и уничтожили. В результате всего этого у человека во время всенощного бдения должны появиться раскаяние и желание искупить соделанные им грехи покаянным подвигом во время Великого поста.

Вот, например, отрывок из одного богослужебного текста: «Богатство благих, еже дал ми еси Небесный Отче, / расточих зле, странным гражданом порабощен». То есть: богатство, данное мне Богом, я растратил, быв порабощен бесами. И вот еще отрывок: «Глубина согрешений содержит мя присно, / и треволнение грехов погружает мя». Что означает: глубина согрешений держит меня всегда в своих объятиях и восстание греховных страстей погружает меня во глубину зол. То есть здесь говорится о последствиях греховной жизни – человек, вернувшийся в Церковь, все равно ощущает на себе следы своей прошлой скотской жизни, выражающиеся, в частности, в тиранстве выращенных грехами страстей.

Почему сейчас нет старцев, нет святых мирян, подобных блаженной Матроне Московской, которые рассказывали бы нам о будущем и исцеляли наши болезни молитвами? Потому, что люди, которым Бог дал эти дарования, не развили их в себе из семян до величины деревьев, а бросили на растерзание бесам через свою греховную и невнимательную к спасению души жизнь. И каждый из нас повинен в этом грехе расточения Божиих даров, так как Бог каждому человеку дает в Крещении какие-либо духовные дары. Их множество. Есть даже дар утешения людей, находящихся в скорбях. И то, что у нас полно злых россиян, говорит о том, что все эти россияне не развили в себе дар любви. И духовный разум сейчас практически не встречается – этот дар был втоптан в землю, и наши сограждане живут плотским умом и в итоге видят события в искаженном виде.

Духовные дары никогда не вернутся просто так из-за того, что кто-то завязал с прошлой жизнью и начал исповедоваться и причащаться. Надо десятилетиями часто исповедоваться и причащаться, поститься, молиться, бороться со своими страстями и греховными привычками, чтобы дары начали постепенно возвращаться. И ведь многие люди, даже несмотря на хождение в храм и участие в таинствах Церкви, не сподобляются того, что им возвращают попранные ими дары Бога, потому что они плохо работают над собой и ведут себя, как скоты. А многих наших сограждан, пришедших в Церковь, бесы изгоняют из нее навсегда через те или иные искушения – и эти люди так и умирают вне общения с Церковью.

То есть из статей «Правмира» можно сделать вывод, что когда грешник вернулся в Церковь – это хэппи-энд. А на самом деле это только начало нового, трудного и опасного пути.

У модернистов еще очень интересный взгляд на покаяние, противоречащий и учению отцов, и действительности. Вот что пишет священник Андрей Мизюк в своей статье: «В чем покаяние? В желании вернуться, не ожидая ничего, просто в желании и твердом намерении вернуться».

А на самом деле покаяние – это исповедь, сокрушение о соделанных грехах (даже о тех, которые уже были исповеданы), творение добрых дел, противоположных сделанным раньше злым делам, и перенесение скорбей и болезней, посылаемых Богом за соделанные грехи. Господь прощает грехи сразу после исповеди, но глубокие и страшные раны, оставленные в душе человека этими делами, словами и мыслями, исцеляются только после длительного периода покаяния.

Есть такая православная древняя книга: «Пастырь Ерма». Ее написал христианский пророк (как известно, в древней Церкви было достаточное число пророков). И вот что сказал автору этой книги ангел о покаянии: «Знаю, что они покаялись от всего сердца. Но не думаешь ли ты, что тотчас отпускаются грехи кающихся? Нет, кающийся должен помучить свою душу, смириться во всяком деле своем и перенести многие и различные скорби. И когда перенесет все, что ему назначено, тогда, конечно, Тот, который все сотворил и утвердил, подвигнется к нему Своею милостью и даст ему спасительное врачевание, и лишь тогда, когда увидит, что сердце кающегося чисто от всякого злого дела».

Монахи всю свою жизнь проводили в подвиге покаяния. В одном патерике рассказывается такая история. На глазах одного пастуха его собаки растерзали человека, а он не вступился за несчастного. После этого пастух стал монахом и принялся просить Бога, чтобы его растерзал лев, чтобы тем самым расплатиться за соделанный грех. И Бог внял его просьбе – этого монаха растерзал лев. Вот как человек расплатился за то, что не пришел на помощь другому.

А у нас толпы народа повинны в умышленных убийствах своих и чужих нерожденных детей, то есть в абортах. Модернисты же вместо того, чтобы пробудить всех этих людей от духовной спячки напоминанием о страшных вечных муках, которые ожидают их за гробом, и о полных слез глазах детей, которые они увидят на Страшном суде, усыпляют всех сказками о том, что главное – прийти в Церковь, и ты уже спасен. Мало того, особо умные модернисты даже изобрели байку о том, что абортированные дети попадают в рай, так что, типа, не о чем беспокоиться – радуйтесь и веселитесь, что вы убили своих детей путем расчленения или сжигания едким раствором. Хотя на самом деле огромное число женщин и мужчин видели абортированных детей в аду и слышали их душераздирающие крики, а святитель Николай Сербский написал в 12-м миссионерском письме, что эти страдающие дети могут мстить своим матерям, являясь им в снах. На абортированных младенцах лежит прародительский грех, и он не дает им попасть в рай.

В общем, чем больше я читаю модернистов на сайте портала «Православие и мир», тем больше убеждаюсь в том, что это просто какие-то враги рода человеческого и враги Бога. Они разлучают людей и Бога и отправляют толпы народа в ад, в пасть дьявола.

Алла Тучкова, журналист

Tags: "Православие и мир", ересь модернизма
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author